Чтобы достичь желаемой реакции всех солдат отряда, команды должны отдаваться стандартизированными и понятными каждому словами. Гражданскому человеку, чтобы разобраться в ситуации, необходимо получить ответы на шесть вопросов: кто, куда, что, где, когда и, конечно же, почему. Солдату XVII века было достаточно трех: кто, куда и что? Большинство приказов строились в строго определенной последовательности, передавая солдату всю необходимую информацию.

— Кто?

Первая часть приказа отвечала на этот вопрос, офицер указывал либо на весь отряд, либо на его часть или даже на отдельного солдата. Если была выбрана часть отряда, то весь остальной личный состав должен четко понимать, что эта команда не для них. Например: «Шеренги…!»

— Куда?

Вторая часть команды указывала направление движения выбранного отряда или части отряда. Например: «Шеренги налево…!»

— Что?

Финальная часть приказа содержала указание, что именно требуется сделать, так как все солдаты уже поняли, кто и куда должен двигаться. Ответ на вопрос «что» завершал приказ, сообщая солдатам о необходимом действии. Например: «Шеренги налево сдвоить!».

Но зачастую в боевой обстановке профессиональные солдаты понимали своего офицера и после более коротких приказов, которые могли состоять из одного слова, обычно из небольшого количества букв.

Команда «Стань по прежнему!» возвращала солдат к исходному положению, какое они занимали до совершения маневра. Порядок построения команд: «кто, куда и что» был принят в английских уставах XVII века, в русскоязычном переводе немецкого устава Вальхаузена этот порядок часто менялся, исходя из благозвучия произношения команды на русском языке.

Три прочих вопроса в бою были избыточны, поскольку провоцируют живое обсуждение среди солдат.

— Где?

— Конечно же, здесь, где же еще?

— Когда?

— Прямо сейчас и ни секундой позже!

— Почему?

— Это даже не обсуждается!

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика