Нет сомнений, что главные герои Турнира святого Георгия – это рыцари. Они яростно сражаются в джостинге и меле, демонстрируют свою ловкость в упражнениях с оружием и куртуазно общаются со зрителями. В дни турнира наши бойцы оказываются в центре такого ажиотажа и внимания, что их можно сравнить только со звёздами шоу-бизнеса. Но, восхищаясь доблестью закованных в латы воинов, мы часто забываем, что на ристалище побеждает не просто человек, а всадник на боевом коне.

Мы начинаем рассказ о малоизвестных аспектах жизни товарищей отважных рыцарей – их лошадей. Как происходит воспитание боевого коня? Что общего у тренинга рыцарской лошади перед турниром и подготовки спортсмена к Олимпийским играм? Как выстраиваются отношения между конём и всадником и кто главный в этом тандеме?

О рыцарских конях рассказывает сотрудник агентства «Ратоборцы» и постоянный участник Турнира святого Георгия Юрий Богунов.

Какая лошадь может стать рыцарской? Это зависит от её характера или размеров?

Ю. Б. (Юрий Богунов): Я думаю, что 90 % лошадей могут стать боевыми рыцарскими конями. Вопрос в том, какие изначальные предрасположенности есть у этой лошади. От этого зависит то, как долго придётся с ней заниматься. Если с лошадью работает человек, который знает, как подготовить животное к физическим нагрузкам, приучить не бояться необычных предметов, всадника в доспехе, стрессовых ситуаций, то обучить можно практически любую лошадь, за исключением только самых впечатлительных и нервных. Вопрос только в том, сколько времени и усилий придётся на это затратить. На одну лошадь можно сесть в доспехах и выйти на турнир уже через полгода-год, если позволяет её физическая кондиция, а для обучения другой понадобится года три, а может, и больше.

Здесь лошадь можно сравнить с человеком – почти из любого может получиться спортсмен. Вопрос в том, каких результатов он достигнет, будут ли они высокими, средними или низкими. Сможет ли он подтягиваться и бегать с такой скоростью, как мы хотим видеть?

В каком возрасте лошадь может принимать участие в турнире?

Ю. Б.: У лошадей формирование скелета заканчивается примерно в шесть-семь лет, с этого момента их можно относительно безопасно использовать под тяжёлыми нагрузками. Если животное находится в хорошей физической кондиции, то, в принципе, можно начинать выступать и раньше. Но я бы не рекомендовал приводить на серьёзный турнир лошадь моложе пяти лет. Физическая подготовка тесно связана с психологическим состоянием коня – лошадь несёт большую нагрузку, и когда устаёт, то испытывает дискомфорт и начинает из-за этого переживать и волноваться, от этого устаёт ещё больше, и мы получаем такой замкнутый круг… Поэтому важно выступать на лошади, которая вполне готова к турниру и физически, и морально.

Есть ли какие-то исторические данные о подготовке и воспитании рыцарских коней?

Ю. Б.: Честно говоря, я не встречал рукописных описаний или руководств по этому вопросу. Мои коллеги тоже не знают о подобном. Сохранились миниатюры, на которых запечатлены моменты тренинга, ветеринарии, работы с лошадьми с земли. Есть примеры фехтовальных руководств, в которых описано, как следует сражаться против всадника верхом или пешим. Кроме того, нам известны сравнительные цены на лошадей и информация о том, как их использовали те, кто был побогаче и те, кто победнее. Например, совсем бедный рыцарь мог даже пахать на своей боевой лошади: она была универсальным помощником – и на войне, и в хозяйстве.

Но, кстати, именно упряжная работа позволяет развить некоторые группы мышц лошади, которые верхом проработать гораздо сложнее, либо совсем невозможно. Существуют описания и даже изображения (правда, чуть более поздние, XVI века) специальных тренировок – лошадь запрягают и заставляют передвигать груз. То есть, это не работа, а специальный тренинг лошади как на современных соревнованиях тяжеловозов.

Трудно сказать, каким точно был внешний вид «тех» лошадей. У нас сохранились изображения начиная с XI века. Например, исследовав фигуры людей и лошадей на Гобелене из Байё, можно провести сравнительный анализ их размеров. Нам могут быть полезны также данные археологических раскопок, дающие возможность выяснить средний рост и массу лошадей в тот или иной период. В целом, мы предполагаем, что средневековые лошади были в своей массе существенно ниже современных. Однако можно ли судить на основе этих данных о боевых лошадях? На картинах и миниатюрах 15-го века они напоминают лошадей «барочного типа».

Например, к таким лошадям относятся современные представители андалузской и лузитанской пород. Нельзя сказать, что это тяжёлая лошадь, но она и не маленькая, а вместе с тем — крепкая и импульсивная, способная долго поддерживать галоп. Что касается моего Кайзера, то он довольно лёгкий, можно сказать, что у него небольшой недостаток массы для турнирной лошади. Поэтому ему нелегко нести нагрузку на турнирах, особенно если речь идёт о XV веке, когда доспехи становятся тяжелее, а удары сильнее.

Сохранились также описания норм кормления – у боевых коней они на порядок больше, чем у обычных, предназначенных для работы в хозяйстве. К слову, и сейчас на турнире питание лошади меняется по сравнению с обычным: исчезает дневной обед из концентратов (овёс или «каша» — запаренный овёс с отрубями). Остаются только завтраки, ужины и сено.

Сколько раз в неделю надо в среднем заниматься с лошадью?

Ю. Б.: Лошадь должна работать шесть-семь дней в неделю. Естественно, у неё есть свой график тренировок. Может быть один выходной день в одну-две недели, тогда лошадь просто стоит в деннике, гуляет в леваде, либо расслабленно работает на корде.

Я думаю, с лошадью надо заниматься теми дисциплинами, которые сейчас существуют в конном спорте. Возможно, не на профессиональном уровне, но хотя бы на уверенном любительском. К этим дисциплинам относятся выездка и конкур. Хорошо подготовленная рыцарская лошадь должна знать базовые элементы выездки, потому что это позволяет ей лучше держать баланс и влияет на здоровье. Прыжковые навыки тоже необходимы – лошадь учится быть сосредоточенной, улучшается качество галопа.

В принципе, современный конный спорт во многом развился из элементов, которые ранее использовались в военном деле. В Средние века, когда ещё не оформились школы верховой езды, люди просто старались улучшить свои боевые показатели. Если лошадь была более выносливой, могла выполнять резкие повороты, остановки, принимания, а также двигаться сокращённым галопом или тер-а-тер-ом, то всадник получал дополнительное преимущество в бою.

Позже, как и в фехтовании, начали возникать школы. Они впервые появились в XV веке, а в XVI–XVII уже превратились в современные школы верховой езды. Собственно говоря, из военных упражнений потом выросли все олимпийские виды спорта, связанные с лошадьми. Интересно, что сейчас в конном спорте наблюдается тенденция к упрощению – многие сложные элементы из программы убраны.

У нас есть некоторые дисциплины на турнирах, не до конца историчные, но очень красочные и захватывающие, в которых требуется проходить маршрут, рубить и колоть разные мишени, прыгать через препятствия. Если лошадь подготовленная, то она может лучше маневрировать, проходить маршрут сокращённым галопом, а не лететь мимо всех снарядов и обносить препятствия во время прыжков. Сохраняя более низкий темп, удобнее прицеливаться, когда требуется попасть копьём либо мечом по мишеням. В целом, я считаю, что современному рыцарю нужно уметь управлять лошадью на уверенном любительском уровне. Хотя многие считают мои требования к понятию «любительский уровень» несколько завышенными…

Какой цикл подготовки лошадь проходит перед турниром?

Ю. Б.: Можно провести аналогию с современными спортсменами-олимпийцами – всё на самом деле очень похоже. Есть длительный подготовительный период, есть период пиковых нагрузок – и период выхода из них.

Подготовка — это небыстрый процесс, тут я считаю оправданным использование специальных подкормок, которые позволяют лошади легче пережить нагрузки. Во время больших нагрузок и при жаркой погоде надо следить и за солевым балансом, и о витаминах не забывать. Если говорить о этапах подготовки, то их несколько, и некоторые из них идут параллельно друг другу. Практически сразу можно начинать приучать лошадь к виду доспехов, громким звукам, музыке, выстрелам. Параллельно идёт общий тренинг, направленный на улучшение физической формы и подготовку лошади к повышенным нагрузкам. Далее, можно приступать к тренировкам в доспехах.

Как участие в турнире отражается на здоровье лошади?

Ю. Б.: Профессиональный спорт вообще плохо действует на здоровье. И я не знаю, какую пользу может принести лошади участие в турнирах. Если речь идёт о подготовке к турниру, о тренинге, моционе лошади, то – да, это полезно. Если мы говорим о самом мероприятии, то я не вижу ни одного полезного фактора для её здоровья. Собственно, как и для участника, который находится верхом на этой лошади – здоровья у него во время турнира явно не прибавляется.

Каждый удар по всаднику так или иначе причиняет дискомфорт коню. Удар через тело всадника передаётся на седло, а затем и на спину и ноги лошади. Мы стараемся нивелировать этот эффект, подбирая хорошую амуницию. Многое зависит и от посадки всадника – если он в момент удара привстаёт на стременах, а потом плюхается в седло, лошадь чувствует удар сильнее. Лучше, если рыцарь опирается на задние луки или плотно сидит в седле.
Если по окончании турнира возникают какие-то проблемы со здоровьем лошади, нельзя их игнорировать. Поэтому, после каждого серьёзного мероприятия мы приглашаем ветеринара на плановый осмотр. Для снятия мышечного напряжения после нагрузок для лошадей подходят те же методы, что и для человека, например – массаж.

А как проходит лошадиный массаж?

Ю. Б.:Так же, как и человеческий, только лошадь стоит. Приходит специальный массажист, либо хозяин, при должном навыке, делает массаж сам. Лошадка при этом расслабляется. У них, как и у людей, есть точки на теле, которые отвечают за разные функции организма. И массажист работает с теми или иными проблемными областями.
После турниров у меня, как правило, лошадь не стоит в деннике, так как движение позволяет снижать уровень молочной кислоты в мышцах. На неделю – две можно снизить нагрузки, начать с прогулок и кордовой работы, а потом переходить на обычный режим тренировок.

Как строятся взаимоотношения всадника и лошади, насколько это зависит от их темпераментов?

Ю. Б.:В стрессовой ситуации, а турнир – это всегда стрессовая ситуация и сплошные форс-мажоры, проще находить общий язык с партнёром, с которым у вас общие взгляды на жизнь. Это очень похоже на отношения собак с их владельцами. Часто говорят: «Ой, как похожи друг на друга эта собака и её хозяин». С лошадьми то же самое, особенно если вы с этой лошадью работаете долго.

Когда у тебя своя лошадь, ты не просто приходишь на конюшню, скачешь на ней, кормишь, гладишь по носику и уходишь домой. Приходится решать проблемы: ремонт и покупка конюшенного инвентаря, контроль качества кормов и уборки, различные ветеринарные вопросы и не только. За это время у вас с конём складываются отношения, которые становятся всё более доверительными. Где-то лошадь может пойти на уступки тебе, в какой-то момент на них идёшь ты.

Я строю со своим конём дружеские и партнёрские отношения, но всё-таки являюсь лидером и принимаю финальное решение. Повторюсь, эти отношения дружеские, но я в них главный друг, хоть и допускаю возможность некоторых вольностей. Кому-то нравится ставить коней сильно ниже себя в иерархии. Точно не стоит ставить их выше себя, потому что тогда возникает вероятность, что лошадь в критической ситуации откажется выполнять команды, которые ей не нравятся или будет вести себя опасно для вашего здоровья.

Я вообще люблю лошадей, которые не просто повторяют то, что им говорит всадник, но и способны действовать самостоятельно. Хотя важно сохранять баланс, потому что, если надо, чтобы лошадь куда-то пошла, или что-то выполнила, то она не должна отказывать. Существуют и такие ситуации, когда лошадь сама должна принимать решения. В случае, когда есть ещё одна голова, пусть они работают вместе с первой. Например, когда встречный всадник при сближении ведёт копьё по неудачной траектории, умная лошадь сможет убрать голову и не попасть под удар, или в меле, когда мы маневрируем, бывает, что у всадника заняты обе руки, и он управляет лошадью только при помощи корпуса. В таком случае лошадь может сама выбирать траектории движения. Ты ей только показываешь направление, а как она его пройдёт, как обойдёт другого всадника либо столкнётся с ним, – лошадь уже выбирает сама. Вообще, доверие играет большую роль, и это важно для каждого в паре всадник-лошадь.

Можно ли изменить темперамент лошади? Или раз она с ним родилась, то его уже не переделать?

Ю. Б.: Тут нужно не путать два понятия – темперамент и воспитание. Темперамент проявляется от рождения и действительно мало меняется, а вот воспитание – это то, что можно привить. Например, если лошадь активная и всё время хочет куда-то бежать, двигаться и т. д., то с помощью воспитания её нужно научить сдерживать свои эмоции. Либо, наоборот, лошадь флегматична, и как бы она ни хотела оставаться на месте, её всё равно нужно заставить идти: раз надо – значит, надо. Бывают невоспитанные жеребцы, которые при виде кобылы перестают слушаться и готовы разнести всё вокруг, убежать и крыть её. Если же воспитание было правильным, он подчинится твоему запрету: «Ну ладно, нет, пока ты не разрешишь».

В отношениях с лошадью нужна дисциплина и ещё раз дисциплина. Ведь что такое турнир? На турнир надо, во-первых, приехать, то есть эта лошадь должна, спокойно погрузиться в коневоз и перенести дорогу. Когда мы приедем, она должна где-то жить. И это не всегда будет комфортабельная конюшня, такой вариант – скорее редкость. Ещё лошадь надо приучить не бояться конструкций, тентов, шатров, музыки, в конце концов. Не все лошади любят, когда на них надевают попоны, шанфроны или маски.

Насколько велика разница между выступлением на своём коне и на чужом? Например, как известно, чемпион нескольких ТСГ Андрей Камин выступает на лошади, которую предоставляют ему организаторы.

Ю. Б.: Он вынужденно побеждает на чужой лошади. У него есть собственная кобыла Мальва, но она получила травму и больше не участвует в турнирах. Несмотря на то, что она не может сейчас нести никаких нагрузок, Андрей всё равно продолжает с ней заниматься и поддерживать, тратит на это большие средства. Были попытки вернуть Мальву в строй, вылечить, но, к сожалению, они оказались не самыми успешными.

На Мальве Андрей выиграл первый Турнир святого Георгия. Я эту лошадь хорошо знаю, мне удалось на ней выступить в Санкт-Петербурге на первом фестивале «Битва на Неве». Он мне дал свою лошадь, и я занял тогда второе место, если память мне не изменяет. Сам Андрей тоже считает, что лучше иметь собственную лошадь, чем брать чужих.
На самом деле, у использования собственной лошади есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, ты знаешь её слабые и сильные места, можешь заранее что-то распланировать и построить тактику. Она тоже примерно понимает, что от тебя ожидать. С другой стороны, своего коня больше жалеешь, тратишь время на турнире на то, чтобы обустроить его быт, больше отвлекаешься и следишь за этим, потому что не всегда есть люди, которые могут помочь. И иногда ты дежуришь ночью, не спишь, потому что организаторы не предоставляют людей, которые следили бы за нашими конями.

Иногда бывают и проблемы со здоровьем – лошадь может где-то ободраться, перенервничать… С утра ты встаёшь – и идёшь убирать за своим конём, кормишь и чистишь его. И только после этого занимаешься своими делами. Всё это нужно делать и во время турнира. Плюс, если у тебя что-то не получается, то уже не скажешь, что тебе дали плохого коня, так как за подготовку своего ответственный только ты сам…. В общем – общий уровень ответственности и забот повышается.
А если лошадь сторонняя, можно её «выжать» по максимуму (хотя я сам стараюсь так ни когда не поступать), потому что после окончания соревнований ты уже не несёшь за неё ответственность и спокойно идёшь заниматься своими делами, отдыхать, готовиться к следующим поединкам.

Может ли лошадь испытывать азарт и удовольствие от происходящего на турнире?

Ю. Б.: Может, конечно, но я не знаю таких лошадей, которые испытывали бы от этого явное удовольствие. Конечно, есть лошади-доминанты, которые в принципе не прочь с кем-то посражаться. При виде других незнакомых лошадей в них появляется дух соперничества, желание победить. Они действительно могут испытывать некоторое удовольствие от процесса. Грубо говоря, боксёр на ринге бьёт другого боксёра, и в момент, когда ему прилетает в голову удар, с одной стороны, ему больно, а с другой – адреналин подскакивает, и он хочет ответить. Хотя, некоторым коням нравится проходить маршрут с снарядами, ведь там от них требуется только скакать и прыгать.

На Турнире святого Георгия в этом году вы собираетесь построить для своего коня шатёр в историческом лагере. Расскажите об этом.

Ю. Б.: Это моя частная инициатива. Дело в том, что в Коломенском конюшня расположена далеко от исторического лагеря. Из-за этого каждый поход на конюшню и обратно превращается в настоящее приключение. Несколько лет конь стоял на верёвке, а на ТСГ 2017 я сделал разборный денник (т.е. загон) с крышей (это помогло во время дождей) и поставил его на конюшне.
Но всё равно осталась проблема: фестиваль проходит мимо. Я был лишён всех представлений и пиров, которые проходили в историческом лагере, трудно было общаться с друзьями. К тому же у нас нет никакой охраны для лошадей, и все пьяные люди, проходя мимо, хотят потрогать, погладить, и ты должен как-то решать этот вопрос.

Мне это надоело, и я решил финансово вложиться, чтобы мой конь жил вместе со мной в историческом лагере. Поэтому сейчас шьётся шатёр, внутри которого будет разборный деревянный денник для коня. Спать можно будет в отдельной секции рядом с ним.

А существуют ли какие-то средневековые изображения таких шатров?

Ю. Б.: В принципе, картинки, на которых изображены шатры для коней, есть. Но мы идём на некоторые допущения, потому что на основе имеющихся источников нельзя их полностью воссоздать. Насколько я представляю, содержание лошадей было не денниковым, а стойловым. В стойле лошадь чувствует себя хуже, а это для меня неприемлемое условие. Мой конь любит полежать, почесаться, пусть ему будет комфортно!

Яндекс.Метрика