Каждый конь — это своя история, своя судьба, нередко такая же сложная, как и человеческая. Нимбус — конь-чемпион, по словам тренеров, у него получилось стать рыцарским конем «вопреки всему». Он мог вообще не участвовать в Турнире святого Георгия, но вместе с рыцарем Андреем Каминым занял первое место. Конная база Храброво поделилась историей Нимбуса.

Поначалу с Нимбусом никак не складывалось. Несколько месяцев его не могли вывезти с завода по разным, иногда очень странным причинам. Затем, когда это, наконец, удалось, коневоз попал в аварию. Для Нимбуса — без последствий, но мы понервничали.

На третий день после приезда другая лошадь лягнула Нимбуса. В результате — огромная трещина в передней ноге, рентгены, гипс. Молодой, еле-еле оповоженный мощный конь. Трудно физически. Импортные подкормки пачками. Через месяц снова рентген, трещина не срастается, снова гипс. Внутривенный кальций, дорогие хондропротекторы. И, наконец, положительный результат — гипс сняли, а конь пошёл в работу.

Талантливая лошадь редко бывает простой. В ней есть дух бойца. В бочке, на корде, в руках всё было нормально. Конь разработал ногу, оброс мышцами. А с заездкой возникли проблемы. Рыжий соглашался везти человека только по прямой и без особых требований. А вот дальше конь начинал жёстко и страшно биться. В нашей работе без выездки никуда, конь должен слушать всадника и адекватно реагировать на средства управления, должен быть сбалансирован, чего не достичь без определенных упражнений, многократных переходов из аллюра в аллюр, сгибаний и расслаблений. А этого-то Нимбус и не хотел.

Борьба продолжалась три месяца, и мы всерьез задумались, нужна ли нам эта лошадь, как всё внезапно изменилось! Нимбус доверился тренеру, и дело пошло. Мы потихоньку стали приучать его к военным делам. Здесь неоценимый вклад внес Андрей Камин, который, поверив в эту лошадь, несколько раз приезжал из Петербурга в Храброво и работал с ним. Можно сказать, Андрей сам сделал себе боевого друга.

В последний день перед турниром мы сомневались: сможет ли рыжик хорошо отработать на ристалище? Но выбора не было: один из основных коней захромал, и Нимбус должен был ехать.

Джостинг в Коломенском открыл в Нимбусе то бесценное качество, которое есть и у других наших лучших лошадей, у Грея и Баксана, — они могут позволить себе покапризничать дома, но на работе, на выезде, не подводят. Способность собраться и отдать всего себя, даже если трудно и не хочется. Такой и должна быть турнирная лошадь. Кроме того, в Коломенском Нимбус продемонстрировал своё спокойствие и эластичную психику: работа в джостинге рваная, взрывной галоп перемежается периодами полного покоя (например, для поправки доспехов рыцаря). Способность переключаться — это очень важное и редкое качество.

В меле мы не ждали от Нимбуса больших результатов. Для выполнения более сложных элементов нужно больше времени на тренировки. Надо признать, что конь честно и смело выступил под сквайром. Перед состязанием произошёл забавный случай: Нимбус дома привык, что всадник садится в седло с табуретки, а не помоста, и никак не мог взять в толк, почему человек так высоко. Не давал садиться и всё тут. И вот картина маслом: Морган (Андрей Камин) в полном комплекте доспехов стоит на помосте на коленях и с коробкой сахара уговаривает Нимбуса подойти к нему. И уговорил!

Яндекс.Метрика