Яндекс.Метрика

Турнир святого Георгия славится не только суровыми рыцарскими сшибками, но и обилием интересных праздничных светских костюмов конца XV века. Пажи, оруженосцы, герольд и судьи — все участники одеты как с изображений книжных миниатюр. Главным украшением турнира являются прекрасные дамы, разодетые в шелка и меха в стиле, соответствующем эпохе. Посетители любуются ими, но не знают, какую роль дамы играют на соревнованиях.
В представлении большинства людей прекрасная дама — красивая женщина, которая во время рыцарских состязаний посылает понравившемуся рыцарю платок. Все. Однако их функционал на Турнире гораздо шире. Предлагаем углубиться в тематику и узнать, кто становился прекрасной дамой, как она жила и чем занималась, влияла ли на турнир. На эти вопросы ответила Марина Савченко, исторический реконструктор с 10-летним стажем, основоположник и глава Суда Дам Турнира святого Георгия. В календаре, посвященном Турниру, Марина представляет август.

Дама — замужняя женщина высшего круга, а еще — почетный титул супруги рыцаря. Когда мы говорим о дамах, то рассматриваем только жизнь богатых аристократов. Жизнь бедных, пусть и родовитых, семейств в корне отличалась от идиллических картин. Она более походила на жизнь крестьян.

Жизнь человека в Средние века проходила в тесной связи с семьей. В Италии девочки из аристократических семей выходили замуж в 16-18 лет. Их мужья часто были на 10 лет старше, а иногда супругом молодой девушки становился мужчина 50-60 лет. Примерно с 12 лет и до замужества жизнь девушки проходила взаперти в отцовском доме. Родители ревностно блюли ее честь, берегли от мужчин, от романтических приключений и нескромных взглядов. Главными достоинствами считались набожность, стыдливость и целомудрие.

Девочки росли оторванными от мира, узнавали о любви и семейных обязанностях только из романов. В первое время после замужества им приходилось нелегко. Зато девушка с твердым характером через несколько лет могла стать вполне уважаемой дамой, с мнением которой считались дома.

Барышня становилась полноценным членом общества с юридическими правами и обязанностями, только заключив брак. Женщина всегда находилась в зависимости от мужчины — главы семьи. Девушку выдавали замуж за «выгодного» зятя или, если такой не находился, отправляли в монастырь.

Главной задачей женщины, хозяйки дома, было заниматься хозяйством, воспитанием детей, распределять обязанности между слугами, заниматься рукоделием, воспитанием детей и возносить молитвы. В отсутствии мужа дама распоряжалась землями, сельскохозяйственными работами, судебными тяжбами и даже обороной замка, если требовалось. По сути, женщина должна была знать и уметь всё то же самое, что и её муж, а вдобавок рукодельничать и иметь представление о кулинарии.

Девочек с 8-10 лет привлекали к домашним работам. В XV веке в богатой среде у женщины часто была отдельная спальня, где она могла провести время в уединении, а чаще в кругу детей, взрослых дочерей и кормилиц.

Женщины в обязательном порядке посещали церковь, могли совершать паломничества, навещать родственников и детей, состоящих в браке. В аристократических кругах особенно было принято гостеприимство: люди гостили у друзей или родственников днями и даже неделями.

Воспитанием ребенка занималась кормилица. Она учила его первым словам, пела песенки, исправляла недостатки вроде заикания. В возрасте 7 лет детей обоих полов начинали учить письму и чтению. Мальчикам приглашали учителей латинского, математики, грамматики и пр. К образованию девочек относились более поверхностно. Считалось, что девочке достаточно читать и писать, но многие изучали латынь и греческий.

Роскошь была необходимым атрибутом класса, показательным отличием от людей попроще. Свидетельством являются дошедшие до нас в большом количестве законы о роскоши, ограничивающие более низкие слои общества в ношении драгоценностей, мехов и драгоценных тканей, длине шлейфа и так далее.

Приведу отрывок из книги Марселен Дефурно «Повседневная жизнь в эпоху Жанны Д`Арк».

«Женой старого рыцаря была прекраснейшая из дам, когда-либо живших во Франции, происходила она из стариннейшего рода Нормандии, была дочерью сеньора де Беланжа. И обладала она всеми достоинствами, надлежащими столь благородной даме: умом великим, и править домом умела лучше любой из дам своей страны, и богата была соответственно… Я перескажу вам распорядок и правила, которых придерживалась госпожа.

Поднималась она утром одновременно со своими девицами, и шли они в ближайший лесок, каждая — с часословом и четками, и усаживались в ряд и молились, раскрывая рты лишь для молитвы; затем собирали фиалки и другие цветы; вернувшись в замок, в часовне слушали короткую мессу. По выходе же из часовни им подносили [серебряное блюдо с] едой, — было много кур, и жаворонков, и других жареных птиц; и они их ели либо отказывались и оставляли по своему желанию, и подавали им вино. Госпожа же редко ела по утрам, разве для того, чтобы доставить удовольствие тем, кто был с нею. Тотчас госпожа с девицами-фрейлинами садились верхом на иноходцев в самой добротной и красивейшей сбруе, какую только можно представить, а с ними — рыцари и дворяне, пребывавшие там, и все отправлялись на прогулку в поля, [и плели венки]. И слышалось там пение лэ, вирелэ, рондо, помпиент, баллад и песен всех видов, что известны труверам Франции, на разные и весьма созвучные голоса. [Уверяю вас, что если бы тот, кто оказался там, мог бы длить это вечно, он не пожелал бы другого рая.]

Направлялся туда капитан Педро Ниньо со своими дворянами для участия во всех
празднествах, и равным образом возвращались оттуда в замок в обеденный час; сходили все с коней и входили в пиршественный зал, где были расставлены столы. Старый рыцарь, который уже не мог ездить верхом, ждал и принимал их столь учтиво, что просто чудо, ибо был он рыцарь весьма учтивый, хоть и немощный телом. Когда адмирал, госпожа и Педро Ниньо садились за стол, дворецкий приглашал и остальных к столу и усаживал каждую девицу рядом с рыцарем или оруженосцем. [Блюда подавались весьма разнообразные, многочисленные и хорошо приправленные; в зависимости от того, какой был день, ели мясо, рыбу или фрукты.] Во время обеда тот, кто умел говорить, мог, храня учтивость и скромность, толковать о сражениях и о любви, уверенный в том, что найдет уши, которые его услышат, и язык, который ответит ему и оставит его удовлетворенным. Были там и жонглеры, игравшие на славных струнных инструментах. Когда прочитывали «Benedicite» и снимали скатерти, прибывали менестрели, и госпожа танцевала с Педро Ниньо, и каждый из его рыцарей — с девицей, и длился этот танец около часа. После танца госпожа целовалась с капитаном, а рыцарь — с девицей, с которой танцевал. Потом подавали пряности и вино; после обеда все отправлялись спать. Капитан шел в свою [прекрасно обставленную] комнату, что находилась в доме госпожи и называлась башенной. Едва поднимались после сна, как все садились в седла, и пажи приносили соколов; заблаговременно же бывали выслежены цапли.

Госпожа сажала благородного сокола себе на руку, пажи вспугивали цаплю, и дама
выпускала сокола так ловко, что лучше и не бывает…

По окончании охоты госпожа сходила с коня, остальные спешивались и доставали из
корзин цыплят, куропаток, холодное мясо и фрукты, и каждый ел [и пил, и плели венки], и возвращались в замок, напевая веселые песенки.

[Зимой ужинали с наступлением темноты. Летом есть садились раньше, и после того]госпожа отправлялась пешком в поле забавляться, и дотемна играли в мяч. При факелах возвращались в зал, потом приходили менестрели, и все танцевали до глубокой ночи. Тогда же приносили фрукты и вино, и, откланявшись, каждый уходил спать. Таким образом проходили дни всякий раз, как прибывал капитан либо другие гости».

Суд дам на Турнире святого Георгия это — полноценное судейское отделение. По правилам Турнира дамы могут награждать рыцаря дополнительными очками или штрафовать его. Суд дам привносит интригу в ход Турнира и является его украшением.

К Турниру каждая дама подготавливает 1 или 2 кольца. Во время Турнира дама может послать кольцо любому рыцарю за достойный поступок, храбрость или за проявленное благородство. Кольцо разместят на стойке для колец. Если выбранный рыцарь на полном скаку копьем снимет кольцо, он получит дополнительные очки и кольцо дамы. В этот день, а иногда и в течение всего Турнира, дама больше не может посылать колец никому.

В такой манере на нашем Турнире нашла отражение средневековая «игра» в рыцарскую куртуазность, культ «прекрасной дамы», который играл такую весомую роль в рыцарской культуре.

Кроме того, дамы могут карать рыцарей. Глава Суда дам, по общему решению дам, может послать рыцарю черную ленту, которая отнимет у него 1-2 очка из турнирной таблицы. Ленту эту он должен будет закрепить у себя на доспехе и носить до конца Турнира.

Стоит отметить, что из дошедших до нас источников следует, что никакого судейского института под названием «Суд дам» не существовало. Это дань современности, необходимость как-то обозначить круг девушек, причастных к судейству на Турнире. В Средние века такой необходимости не было. Из Турнирной книги Рене Анжуйского мы знаем, что дамы благородного происхождения, посещавшие турнир, вообще могли сбросить на землю шлем рыцаря (по решению судей), если тот каким-либо образом обидел их. Сложно себе представить, что сейчас шлем какого-нибудь рыцаря будет сброшен на землю и он будет бит другими участниками, как это показано в Турнирной книге. Нам приходится искать компромисс между современными реалиями и требованиями турнира.

Может быть, для многих понятно и логично, что жена главного устроителя Турнира занимает пост главы Суда дам. На деле всё немного иначе. Я ездила с мужем на многие турниры. Я чистила оружие, помогала надевать доспехи, держала коней, таскала копья. В общем, все прочувствовала изнутри.

В тот момент, когда я, одетая в шелковое платье, тащила на ристалище шлем, щит, перчатки и кувшин с водой, пришло осознание, что нужно что-то менять. Девушки на турнирах должны заниматься женскими делами — сидеть на трибуне в роскошных платьях и посылать своим любимым шелковые платки, а мужчины должны заниматься мужскими делами — скакать на коне и бить копьем оппонента. Женщинам на ристалище не место.

Дальше встал вопрос о том, как совместить историчность и современный менталитет. Так родилась идея Суда дам. Сейчас я смотрю, как с каждым годом растет уровень реконструкции в моем Суде Дам, и очень радуюсь.

В Суд дам девушки попадают по моему личному приглашению. Заявки туда не принимаются. Круг людей, занимающихся реконструкцией XV века, очень узок. Все знакомы, знают костюмы друг друга — кто, как и из чего шьет, у кого какие грехи в костюме.

Приоритетом при наборе в Суд дам для меня является костюм. Он должен соответствовать эпохе и статусу, быть максимально историчным и красивым. Немаловажную роль играют достижения девушек в реконструкции: переводы, пошив костюмов, готовка, организаторская деятельность.

Я убеждена, что решение девушек, сделавших себе имя в реконструкции, будет более уважаемо мужчинами-судьями и рыцарями. Но, несмотря на это, я приветствую свежую кровь и стараюсь приглашать в Суд дам одну-двух новых девушек каждый год. Это дает стимул сшить костюм высшего сословия. В Суде дам тоже нужна смена кадров.

Я разделяю современную жизнь и реконструкцию. На Турнире я — дама. Турнир дает возможность девушкам почувствовать себя дамами. Нам кланяются рыцари. Мы влияем на ход Турнира, носим красивые шелковые платья с огромными шлейфами.

Стоит отметить вклад Турнира в развитие реконструкции дворянского костюма. Раньше таких костюмов было мало, в таком наряде не постоишь у костра и не походишь в поле. Можно, конечно, но это выглядит странно. В дворянском костюме очень тяжело что-либо делать, можно только сидеть и аккуратно ходить. Теперь девушки стремятся попасть в Суд дам, потому что это логичное и историчное место применения дворянского костюма. И это здорово! Девушки шьют разнообразные замечательные наряды, и их становится всё больше с каждым годом. Уровень реконструкции растёт.

Если говорить об историческом костюме, то я не могу сказать, что мне нравится костюм какого-то региона или века. Мне все нравится. В любом историческом костюме есть своя прелесть, эстетика, соответствующая духу времени.

Для реконструкции европейского костюма я выбрала для себя область Германии. И новый мой костюм, который я задумала сшить к Турниру святого Георгия—2019, будет немецким.

В прошлом году вышла статья и видеоролик о находках в австрийском замке Ленгберг. Там были найдены многочисленные фрагменты текстиля, датированные учеными концом XV века. Среди находок — фрагменты льняных рубашек, собранных сборками у ворота и рукавов, фрагменты платьев и необычного женского белья. Эти находки произвели революцию в реконструкции немецкого женского костюма.

Я шью на основе этих находок. Новый костюм будет состоять из нижней рубашки типа бюстье с юбкой (именно такая вещь найдена в Ленгберге), шелковой рубашки в складку, шелкового платья на льняной подкладке и верхнего платья из узорного шелка — дамаска. Также я собираюсь сделать два новых головных убора и уже заказала новые аксессуары. Надеюсь успеть всё дошить и блистать.

Я смотрела на выступления Дмитрия практически с самого начала его карьеры. Я видела всякое, много волнительных и даже страшных моментов. По прошествии лет, я испытываю прежде всего гордость, когда смотрю на него на ристалище. И радость от того, что мой супруг стал рыцарем, как и хотел. Он сделал турнир, о котором мечтал. Дмитрий — пример того, как упорная работа и безжалостность к себе приводят к достижению поставленной цели.

Другие мечтают о таком, а у меня он есть=) Жизнь у нас, одним словом, нескучная. Мы занимаемся реконструкцией вместе. Бывают забавные ситуации, приведу диалог из нашей жизни.
— Дима, что делает обгаженный лошадью котт-де-арм на полке с чистыми вещами?
— Ты так спрашиваешь, как будто лошадиное г**но — это что-то новое в нашей жизни.

Я три года была вокалисткой ансамбля Schellen (Шеллен). Мы исполняли средневековую музыку XII-XV веков, выступали на исторических фестивалях, музыкальных фестивалях, давали собственные концерты и даже записали альбом и выпустили диски.

К сожалению, ансамбль распался. Все свое время я посвятила академическому вокалу, в частности барочной музыке. В 2017 я пела барочные арии на фестивале «Времена и эпохи» в Царицыно. За эту возможность я хотела бы поблагодарить агентство «Ратоборцы».