Запредельные нагрузки: Герольд Михаил Сусанов о лошадях, иностранных рыцарях и русском характере

Начинаем знакомить наших читателей с людьми, много сил отдавшими Турниру святого Георгия. Сегодня у нас интервью с человеком, которого знает каждый зритель и участник турнира. Его зовут Михаил Сусанов, и он – главный герольд.

Кто же такой герольд в XV…

Исторически, герольд – это специалист по гербам и администратор турнира. Мы с вами прекрасно понимаем, что в те времена не было ни телевидения, ни социальных сетей. Поэтому узнать, как выглядит тот или иной рыцарь, организаторам турниров и участникам было затруднительно.

На помощь приходили гербы, которые было принято наносить на одежду и щиты. Они служили не просто паспортом рыцаря, участника турнира, но и подтверждали древность и знатность его рода. А задачей герольда была не только знать эти гербы, но и уметь их правильно «блазонировать», то есть расшифровывать.

…и в XXI веке

Конечно, появление соцсетей здорово скорректировало мои обязанности. Фактически – я комментатор, если рассматривать турнир как спортивное мероприятие. Гостям должно быть понятно – попали рыцари или не попали, а если попали, то почему судьи эти попадания засчитали или не засчитали.

Я не занимаюсь допуском, как мои средневековые коллеги. Тогда, если на турнир приезжал неизвестный рыцарь, то герольд обязан был понять его статус по гербу и решить: можно ли такого бойца допустить или нельзя. У нас же турнир закрытого типа, в нем участвуют только по приглашениям.

Еще одна функция современного герольда – не допускать пауз в действии. На турнире все сшибки очень жесткие, соответственно в момент удара возникают большие нагрузки. У нас в этом году были традиционно и сбитые наплечники, и свернутые щиты и много чего еще. Все это чинилось или заменялось «на лету» – дольше 5 минут ни один ремонт не занимал, а обычно укладывались в 1-2 минуты. Но так бывает не всегда, иногда технические паузы затягиваются.

Поэтому, если одному рыцарю надо поменять элемент брони, то чтобы зрители не скучали и не гудели «когда же? когда же?», я начинаю что-то интересное рассказывать. В общем, сглаживаю острые моменты.

Как все начиналось

Это было очень давно, 13 лет назад. Тогда еще ни о каком Турнире святого Георгия и речи не было, хотя исторической реконструкцией я уже занимался.

В общем, звонит мне знакомая, рассказывает: ее друзья хотят делать рыцарский турнир и им нужен танцевальный номер. А я как раз танцами занимался. Познакомился с Дмитрием «Дитмаром» Савченко, придумали, что весь турнир займет 40-45 минут. За это время будут сшибки, показательные выступления всадников и один танцевальный номер.

В итоге, все блоки мы собрали, но когда прокрутили их в первый раз, стало понятно, что без толкового комментатора турнир потеряет 80% зрелищности. Зрители попросту не успевают понять, что происходит и на что обратить внимание.

Так я загорелся уже не просто ставить танец, но и полностью вести программу. Я болел этой темой, много про нее знаю. И мне было интересно рассказать о ней людям. Но вести турнир я стал только с третьего раза.

Начиная с 2012 года я все больше комментировал, весь сезон отъездил, комментируя исторические фестивали на разные эпохи. А в 2013 году меня позвали в качестве комментатора турнира на фестивале «Времена и эпохи». Мы его провели и поняли: это был качественный скачок.

Тогда решили, что будем делать уже отдельное мероприятие и в 2015 году запустили Турнир святого Георгия. Так и понеслось, уже четвертый год подряд…

Больше всего нравится в Турнире святого Георгия достоверность человеческих отношений, они очень обостренные. У нас хорошо считывается, что люди, которые занимаются реконструкцией XV века, рыцарства — они этим временем реально дышат…

Вот пример. Есть очень уважаемые во внефестивальной жизни люди. И на турнире они работают слугами, разносят вино. Им нравится, что во главе сидит знать, те, кто организуют фестиваль, а чуть ниже — менее знатные. И эта иерархия для них очень важна, она всем дает ощущение хорошо сыгранного оркестра.

Поэтому не ошибусь, если скажу, что абсолютно все участники нашего Турнира хотят, чтобы он был настоящий. Не «как настоящий», а именно – настоящий.

Почему покровитель турнира – святой Георгий?

Турниры часто посвящали святым, а святой Георгий – покровитель воинов, рыцарства. Его исторический прототип происходил из военной семьи. Принял христианство и был мучительно казнен, а с IV века признан святым.

Поэтому среди рыцарей, смысл жизни которых – сражаться с врагами, святой Георгий был очень популярен. Например, при посвящении в рыцари, касаясь мечом плеч посвящаемого, произносили такую формулу «Во имя Бога, святого Михаила и святого Георгия». Так как он был святым покровителем многих стран, Его же часто поминали в своих боевых кличах воины.

И хотя на Руси рыцарства – как сложной общественной системы – не было, но среди княжеских дружинников святой Георгий тоже почитался. Так что нет ничего удивительного в том, что на гербе Москвы изображен именно «Егорий Храбрый» — святой Георгий Победоносец.

А поскольку наш турнир проходит в городе, находящемся под его небесной защитой, то бытие в чем-то определяет название.

Доспехи для лошадей

Исторически на турнирах за попадание копьем в лошадь рыцаря дисквалифицировали навсегда. А еще могли посадить на барьер на весь день, чтобы над ним все смеялись и кидались неприятными субстанциями… Такая вот превентивная защита на уровне общественных норм и правил.

В нашем случае для того чтобы обеспечить безопасность, нужны две вещи. Во-первых, строгие, обязательные к выполнению и всем привычные, правила. А во-вторых, «шлем» для коня, который называется французским словом «шафрон».

Все в турнирном движении всегда говорили, что «лошадок надо поберечь». В течение 10 лет говорили. Но за все время этой болтовни шафронов было всего ничего: один или два на всю Россию! Притом, что сами конные турниры проводились часто.

Но после 2016 года, видя всю разрушительную силу ударов, силу столкновений, мы крепко задумались: «а что будет, если кто-то случайно попадет лошади в лоб?» И мы сказали: «ребята, все здорово, но без шафрона на турнир 2017 года ни одна лошадь не выйдет».

Как оказалось, не зря. На турнире 2018 года один из наших участников, Борис Маштаков, попал копьем в лошадь своего соперника. Слава Богу, она отделалась только испугом.

Скажу честно, во время самого раунда у меня не было уверенности, что он попал в лошадь, лично я этого не успел разглядеть. Настолько все быстро произошло. Я видел сшибку, видел, как низко идет копье, но не мог уверенно сказать «попал / не попал».

Впрочем, двое судей совершенно четко видели этот удар и сказали о нем. А еще двое согласились с тем, что изначально копье у Бориса находилось слишком низко и шло четко в лошадь, а не в соперника. Именно поэтому виновнику был сразу назначен штраф в 10 очков.

Кстати, мы потом смотрели шафрон и на нем осталась ссадина, оставленная металлическим наконечником копья. Вот если бы мы однажды не преодолели сопротивление скептиков…

Да, это расходы – шафрон стоит денег и делается под каждую лошадь персонально. Да, это трудозатраты, потому что лошадь надо приучать к железу на голове, тренировать ее. Но вот произошла конкретная ситуация и мы убедились: наше решение было абсолютно правильным.

С Борисом судьи, конечно же, разговаривали. Да, получилось случайно. Да, не хотел. Да, не удержал копье. Бывают такие моменты. Я не хочу лишнего говорить, бывает всякое. Но, если начистоту, я считаю, что он фактически не контролировал копье в момент сшибки.

Рыцарский конь на турнире

Есть много нюансов: например, бывают лошади слишком возбудимые, бывают слишком флегматичные.
Сначала всаднику надо объяснить лошади, что в барьер-таки придется идти, хотя там не развернёшься и вообще непонятно зачем ей это. Потому что надо.

Но вот как ей идти в барьер, если на встречу скачет другой всадник? Это же еще один пугающий, раздражающий фактор, и она начинает нервничать – «недоброе задумал что-то!» А потом еще добавляются копья!

Вот почему попадание по лошади, даже в шафрон и даже без физических последствий – это тяжелая психологическая травма. После нее лошадь имеет полное моральное право сказать «Хозяин, ты что, дурак, я же тебе говорила, что туда не надо, там палками бьются, тебе надо, ты и скачи, а я больше туда не пойду, никогда!».

И бывает, что лошади замыкаются и так можно потерять боевую лошадь навсегда.
А бывает по-другому.

Вот пример. Марк Амель – прекрасный всадник, но однажды на тренировке, прямо в барьере, он остановился. Что-то пошло не так, он поднял копье и остановился. Лошадь посмотрела: а что, так можно?

И потом у него были такие моменты, что эта самая лошадь в момент столкновения тормозила, приседала на задние ноги. Она просто один раз почувствовала, что можно встать – и все.

Важно сказать о связке «всадник-лошадь» — это важно. Лошадь должна доверять человеку. Поэтому, когда она несется в барьере, а всадник держит копье на изготовку, то у нее не должно быть своего мнения.

Многое зависит от самого человека, его характера. Лошадь весит 500 килограммов и силой с ней ничего не сделаешь. Надо уметь настоять на своем, заставить прыгнуть, когда надо.

Преимущество своего коня – бесценно

На своей лошади выступать, конечно же, удобнее. Преимущество своего коня – бесценно, каким бы он ни был, ты просто его знаешь и он тебя знает.
Поэтому многократный победитель Турнира святого Георгия, Андрей Камин купил себе лошадь, поставил на своей конюшне, и с утра до вечера на ней занимается. Работает пожарным, трое суток дома.

И результат есть. Еще 4 года назад наш участник Арне Коэтс говорил, что Андрей «отличный боец, но хреновый всадник». А теперь, в 2018 году, он сказал иначе: «Андрей отлично ездит и у него огромный прогресс».

Тут Арне можно верить, потому что он же берейтор, обучает людей и лошадей. Учит именно выездке. То есть не узко профессиональным вещам, связанным с джостингом, а базовым – верховой езде как таковой. И если он хвалит за выездку, это дорогого стоит.

Да мы и сами это все видели. В групповом бою всадников, «меле», это было просто наслаждение – когда его преследуют три человека, а он чуть в одну сторону, чуть осаживание… Они пролетают мимо него, а он развернулся и легким галопчиком поскакал в другом направлении!

Но с другой стороны, со своей лошадью могут быть проблемы – и при перевозке, и при тренировках. Потому что если она вдруг на тренировке перед турниром получит травму, всаднику дадут запасную лошадь. А это, как правило, сильно усложняет участие.

Иностранные участники на Турнире святого Георгия

Иностранцы, среди которых был Арне, участвуют в проектах «Ратоборцев» с 2013 года, когда еще был первый турнир на «Временах и эпохах». И их всегда было больше одного, в среднем по три человека.

Надо сказать, что в этом году они, как бойцы, очень классные. Дело в том, что за границей главный акцент в турнирах делается на шоу, а у нас – на победу. Поэтому боевой уровень наших участников обычно выше.

Это исторически так сложилось, что в русской культуре есть соревновательный момент. Поэтому наши участники стремятся соревноваться и совершенствоваться, в первую очередь в боевой подготовке. И те, кому это надо, те, кто хотят, и те, кто готов серьезно вкладываться временем, усилиями, подготовкой – те быстро прогрессируют. С ними тягаться сложно.

Общение с иностранцами это всегда полезный опыт, они очень много нового привносят. В силу того, что я уже говорил – меньше спорта, больше шоу – им не очень важно, кто выиграет и насколько честным ведется судейство. Там заказчику, который оплачивает мероприятие, важно именно шоу – рыцари, картинка… Красивый экстерьер есть и хорошо, а правильно ли они там друг в друга попадают, или кто выиграл – это уже не так важно.

И поэтому у иностранцев, из-за того, что спортивная составляющая придушена, развился ряд хороших правил. Первое из них гласит: «Не уверен – не бей».

Для них совершенно нормально войти в барьер и ни в кого не попасть. Неуверенно себя чувствует или лошадь нервничает – поднимай копье и проезжай, не ударив. Совершенно спокойно, никто слова не скажет.

У нас, напротив, очень конкурентная среда, что порождают риски. В частности, риск попасть не туда, куда метил, а куда придется. Но это «куда придется» может привести к травмам соперника, лошади.

И за вот это «куда придется» надо жестко наказывать любого участника, вне зависимости от его достижений прежде. Это наше общее организаторское мнение.

Яндекс.Метрика