Когда орудия охоты стали оружием войны, точно сказать нельзя. Археологические данные говорят, что уже в позднем палеолите встречаются останки с застрявшими фрагментами наконечников. Такие находки встречаются в Европе (Сан Теодоро, Грот Детей, Монфор), Африке (Джебель Сахаба), Ближнем Востоке (Кебара). Все находки единичные, без следов сражений. Возможно, такие ранения получены по неосторожности, или перед нами последствия жертвоприношения.

Каменный век не оставил бесспорных доказательств использования кремневых наконечников в качестве оружия. Но такие примеры есть в бронзовом веке!

В 1996 г. в долине реки Толлензе (Мекленбург-Передняя Померания) была найдена плечевая кость, в которой застрял кремневый наконечник стрелы.

Дальнейшие исследования показали, что здесь произошло крупное сражение. К 2015 году найдено около 750 останков воинов и 4 лошадей. Найдено более 40 черепов со следами ранений (в одном из них застрял бронзовый наконечник стрелы). Радиоуглеродный анализ показал, что битва произошла между 1200 и 1300 годом до н. э.

У металлических наконечников стали делать втулки. В первой части статьи указывалось, что кремневые наконечники имели черешковую форму крепления, т. е. вставлялись в отверстие или расщеп древка и перетягивались жгутом. Это сильно снижало проникающее действие снаряда и ослабляло древко в месте крепления. Появление втулки удалило эти недоставки. Эволюцию наконечника от черешка к втулке можно увидеть ниже.

Наконечники бронзового века стали прямыми продолжателями комбинированных наконечников неолита (см. Часть I). Они имели втулку, проходящую от места крепления древка до наконечника. А по бокам втулки были плоские крылья, которые расширяли рану и улучшали проникающее действие снаряда.

Можно отметить сильный прогресс в развитии этого вида вооружения в эпоху бронзы. Бронза (сплав меди и олова) давала главное преимущество перед кремнием — сломанное или затупившиеся оружие можно было починить, а не изготавливать новое.

В 1200 году до н. э. на смену бронзовому веку пришел железный. Ранние изделия из железа уступали по твердости бронзовым, зато залежей железной руды было больше. Со временем люди научились закаливать железо (насыщать его углеродом), и оно окончательно вытеснило бронзу.

Переломной датой замены бронзового оружия на железное можно считать 1296 год до н. э. Это год битвы при Кадеше, где сошлись египетская армия Рамсеса II и войско Хеттского царства, возглавляемое Муваталли II. Египтяне были вооружены бронзовым оружием, а хетты железным.

Судя по изображению на стене храма Абу-Симбел, египтяне стреляли с колесниц из луков, а хетты держали в руках метательные копья. То есть перед нами первое изображение метательного оружия с железным наконечником.

Битва при Кадеше. Фрагмент стенной росписи храма. Абу-Симбел.

Битва при Кадеше. Фрагмент стенной росписи храма. Абу-Симбел.

Вообще, луки, пращи и дротики были неотъемлемым атрибутом войны вплоть до эпохи массового использования огнестрельного оружия.

От античности осталось много источников на колюще-метательное оружие (археологические находки, письменные и изобразительные источники). А вот говорить о наличии дротиков в ассирийской или вавилонской армии можно только гипотетически. Наконечников метательных копий археология не даёт. Письменные источники так же скудны в этом вопросе.

Но посмотрите на ассирийского воина, изображенного на барельефе дворца Саргона II.

Крайний справа воин явно изготовился метнуть дротик. Это видно не только по позе метателя. Все изображения на ассирийских барельефах очень реалистичны и пропорциональны. Можно сделать вывод, что оружие в руках воина куда меньше, чем копье. А вот для дротика размер подходящий. В пользу дротика говорит и тот факт, что другие воины на изображении также принадлежат к категории метателей (пращники и лучники). Кроме оружия дальнего боя, все они имеют мечи. Соответственно, справа изображен именно метатель, который (как и другие застрельщики), израсходовав снаряды, доставал меч. Хотя, это всего лишь предположение. Возможно, ассирийское копье имело двойное назначение. Об этом писал древнегреческий историк и географ Страбон в трактате «География» (10.1.12): «Для военных обычаев и вооружения вообще, конечно, нет и раньше никогда не было никакого правила. Но одни пользуются дальнобойным метательным оружием, как например стрелки из лука, пращники и метатели копий, другие же — оружием для рукопашного боя, как например те, кто сражается мечом или с копьем наперевес; ведь копье применяют двояким способом: во-первых, при рукопашной схватке, а во-вторых, как дротик; равным образом и древко копья служит для обеих целей: для рукопашного боя и для метания; точно так же дело обстоит с сариссой и дротиком».

Большой вклад в развитие колюще-метательного оружия внесла Древняя Греция. У греков были подразделения застрельщиков, например, пельтастов.

Вот что о них пишет Ксенофонт («Греческая история» 4.4.16): «Когда однажды мантинейцы выбежали навстречу пельтастам, сделавшим вылазку из пространства между стенами, ведущими к Лехею, они принуждены были отступить под градом дротиков, причем часть бегущих была перебита».

Отличительной чертой дротиков, используемых пельтастами, были ременные петли, привязанные к середине древка. Ремешки предназначались для увеличения силы броска за счёт дополнительного рычага.

Такие же ременные приспособления использовались атлетами в олимпийских играх древности.

Застрельщики македонской армии пошли дальше. Они объединили пращу и метательный дротик. Получилось оригинальное оружие «кестр». О нем упоминает древнегреческий историк Полибий в трактате «Всеобщая история» (27.11): «Это было новое изобретение в Персееву войну. Вот какова была стрела: в две ладони длиною, и трубка такой же длины, как наконечник. В трубку вставлено древко в одну пядь длиною и в палец толщиною; к древку в средней части его приделаны три совсем маленьких крылышка из дерева, стрела свободно лежала в желобке, между двумя частями пращи разной, конечно, длины. Когда оба ремня пращи при вращательном движении бывали натянуты, стрела держалась на месте; но при метании, когда один из ремней выпускался из рук, стрела падала из желобка, летела из пращи как свинцовая гиря и сильным ударом причиняла тяжкие поранения настигаемым людям».

Это же оружие упоминает древнеримский историк Тит Ливий в книге «История Рима от основания города» (XLII, 65).

«Наибольшие потери причиняли им стрелометы — новый вид метательного оружия, изобретенного именно в эту войну: острие длиной в две ладони насаживалось на древко длиной в пол-локтя и толщиной в палец; вокруг него располагались три коротких перовидных выступа, как это бывает на стрелах; оружие в середине имело два разных по длине ремня; сильно закруживши это висевшее на ремне копье, пращник пускал его — и оно летело стремительно, словно ядро. Когда часть римских воинов была изранена как этими, так и другими снарядами, а прочие от усталости едва держали оружие, царь стал настойчиво предлагать им сдаться».

Давними противникам греков и македонцев были персы, которые тоже имели в своём вооружении колюще-метательное оружие. Но, в отличие от своих соперников, персидские застрельщики были конными.

Основным оружием этих воинов был метательный дротик «пальтон». Геродот описывает в своей «Истории» эпизод из битвы при Платеях (479 г. до. н. э): «Всадники [персов] прискакали и стали причинять большой урон эллинскому войску дротикам и стрелами: это были конные лучники, и потому к ним было не легко подступиться»

Этих же всадников описывает древнегреческий историк Ксенофонт в «Греческой истории»: «Затем варвары перешли в наступление. Когда же дело дошло до рукопашной, все те греки, которые пытались поражать персов копьями, обломали себе наконечники, персы же, будучи вооружены… дротиками, скоро убили двенадцать всадников и двух лошадей, после чего греческие всадники были обращены в бегство».

Судя по изобразительным источникам, «пальтоны» были обычными дротиками с втульчатыми наконечниками.

Большой вклад в развитие колюще-метательного оружия внес Древний Рим. Вот что пишет Авл Геллий, в «Аттических ночах» (кн.10, гл.25): «Как-то мы ехали в повозке, и вздумалось нам перебрать названия метательных снарядов, копий и мечей, описанных в древних повестях, а также виды и имена кораблей, чтобы посторонним вздором не занимать праздный и пребывающий в бездействии ум. Итак, те, что тогда вспомнились, суть следующие: hasta (гаста), pilum (пилум), phalarica (фаларика), semiphalarica (полуфаларика), gaesa (гезы), lancea (ланцея), rumices, tragulae, frameae, mesanculae (метательные копья с ремнем посередине), rumpiae, sidles (широкие наконечники копий), veruta (метательное копье, более маленькое и более легкое, чем пилум)».

Рассмотрим некоторые из них.

Гаста (hasta) — дротик с длинным наконечником квадратной в основании формы. От гасты получили своё название римские застрельщики — «гастаты».

Пилум — самый известный дротик древнеримской армии. Наконечники пилумов представляли собой черешковое крепление, переходящее в длинный стержень, который заканчивался гарпунообразным (или четырехгранным) острием. Также характерной чертой пилумов было массивное утолщение древка в районе хвата.

И гаста, и пилум предназначались не только для поражения живой силы противника. Эти снаряды легко пробивали щиты и застревали в них, делая их бесполезными.

Фаларика и полуфаларика — по конструкции наконечника очень напоминают ранние пилумы. Но в отличие от пилумов наконечники фаларик имели втулку. Самые ранние археологические находки фаларик происходят из иберийских захоронений III века до н.э.

Наконечник фаларики.

В письменных источниках фаларики упоминаются как в качестве ручного метательного оружия, так и в качестве снаряда для метательных машин. Скорее всего, разделяя дротики на phalaricae (фаларики), semiphalaricae (полуфаларики, т. е. небольшие фаларики), Авл Геллий имел в виду разное предназначение. Также в письменных источниках находим еще одну черту этого оружия. Авторы пишут, что фаларики использовались как зажигательные снаряды. «Осаждаемые, оснащенные фаларикой, были хорошо защищены, и врагу приходилось держаться подальше от ворот… из башен цитадели метались зажженные копья, которые неслись как гром среди ясного неба, словно огненный метеор, стремящийся с небес на землю, ослепляя глаза воинов своим кроваво-красным наконечником… и когда в полете фаларика попадала в осадную башню, разгорался огонь, который не прекращался пока не сгорали все ее деревянные перекрытия» (Силий Италик, том 1).

«Фаларика же похожа на копьё и снабжена крепким железным наконечником; между трубкой наконечника она покрыта серой, асфальтом, смолой и обмотана паклей, пропитанной маслом, которое называется зажигательным (нефть); такое копьё, брошенное баллистой, прорвав прикрытие, горящим вонзается в дерево, и не раз оно сжигало эту башнеобразную машину» (Флавий Вегеций Ренат, трактат «Краткое изложение военного дела»).

Иберийский воин с фаларикой.

Геза (Gaesum) — это латинская форма, заимствованная от кельтского gaiso, gaesa. В письменных источниках упоминается как тяжелый галльский дротик. «Первый ряд — это гастаты, пятнадцать манипулов, стоящих почти вплотную друг к другу. В манипуле двадцать легковооруженных воинов, остальные с большими щитами, а легковооруженные — это те, у кого только копье (hasta) и тяжелые дроты (gaesoque)» (Тит Ливий. История Рима. VIII, 8, 5–6).

Lancea (ланцея) — метательное копьё, пришедшее на смену пилуму. Использовалось пехотой для поражения кавалерии противника. Ланцея имела небольшое древко и короткий по сравнению с пилумом листовидный наконечник со втулкой. «Войско строится на равнине, окаймленной возвышенностями. На последних размещаются лучники и метатели под прикрытием тяжеловооруженных, тогда как в центре построятся легионы. Легионеры вооружены контусом (разновидность пилума) или ланцеей» (Флавий Арриан «Диспозиция против аланов»).

Со временем, ланцея стала оружием ланциариев (lanciarii) — телохранителей-копейщиков. Эти воины дополнили отряды преторианцев и несли службу во дворцах, где длинные копья были малопригодны.

Современная реконструкция воина-ланциария (в руках ланцея).

Rumex и sparus — разновидности лёгких метательных копий для охоты, которые также использовались на войне. «После жаркой сечи, унесшей многие жизни, в которой сам Эпаминонд бился с великой отвагой, они отступили лишь тогда, когда увидели, что он упал, пораженный издали спаром (sparus)… однако они не прекратили сражения до тех пор, пока не опрокинули и не разгромили врага. А Эпаминонд, понимавший, что рана его смертельна и что он умрет тотчас, как выдернет из тела застрявший в нем наконечник дрота, терпел до той поры, пока ему не сообщили о победе беотян» (Корнелий Непот. «О знаменитых людях», книга XV).

Фрамея (framea) — древнегерманское метательное копьё описанное Тацитом.

«Там не имеется в избытке даже железа, что ясно видно из формы их оружия. Редко кто пользуется мечами и пиками большого размера; они имеют при себе копья, или, как сами называют их на своем языке, фрамеи, с узкими и короткими наконечниками, однако настолько острыми и удобными в бою, что тем же оружием, в зависимости от обстоятельств, они сражаются как издали, так и в рукопашной схватке. И всадник также довольствуется щитом и фрамеей, тогда как пешие, кроме того, мечут дротики, которых у каждого несколько, и они бросают их поразительно далеко» (Тацит «Германика», глава VI).

Нельзя не упомянуть оригинальное метательное оружие римской армии — плюмбату (от plumbum — свинец) или, как ее называет Вегеций, маттиобарбулу (mattiobarbula).

Наконечники плюмбат.

В отличие от обычных дротиков (которые метают наконечником вперед), плюмбата металась наотмашь с хватом за конец древка. После броска свинцовое грузило ориентировало наконечник на противника, а прикрепленное хвостовое оперение снаряда выправляло траекторию полёта. «Нужно молодым новобранцам передать навык, как пользоваться свинцовыми шарами, которые называются маттиобарбулами. Дело в том, что некогда в Иллирике было два легиона из 6000 человек каждый, которые назывались маттиобарбулами, так как искусно и с большой силой пользовались этим метательным оружием. Известно также, что в течение долгого времени они участвовали во всех войнах с большим успехом, так что Диоклетиан и Максимиан, ставши императорами, сочли нужным за их заслуги и доблесть назвать эти легионы маттиобарбулов один — юпитеровым (иовиановым), другой — геркулесовым и предпочли их всем другим легионам. Они носили в своих щитах по пяти маттиобарбул, и если эти воины вовремя бросали их, то можно было сказать, что щитоносцы (тяжеловооруженные) выполняли обязанность стрелков: они ранили врагов и их коней, прежде чем дело доходило до рукопашного боя, и даже прежде, чем они подойдут на расстояние полета дротика или стрелы». (Флавий Вегеций Ренат. «Краткое изложение военного дела», глава XVII).

Итак, античность была временем экспериментов по созданию идеального колюще-метательного оружия. Некоторые виды дротиков навсегда остались в этой эпохе. Другие же перешагнули в средневековье. Но об этом мы поговорим в следующей статье.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика