До озера, на котором мы собирались испытывать однодеревки, было около 300 метров. Причём не по прямой, а через лес и овраги. Не самый лёгкий маршрут. К счастью, лодка весит немного, и её можно перенести вдвоём на плечах. Взвалив лодки на плечи и прихватив с собой вёсла, мы направились к месту испытаний. Лавируя между деревьями, цепляясь бортами за кустарники и скользя по склонам оврагов, мы наконец выбрались к озеру. Немного передохнув и отдышавшись, стали спускать лодки на воду, и тут у одной из них на корме открылась течь, на одном из «сторожков» (прим. «Сторожки» — это деревянные стерженьки, чёпики, которые вбиваются в заранее просверленные отверстия и служат для того, чтобы контролировать толщину бортов лодки при долблении. Зачастую торцы сторожков натирают углём, чтобы их было лучше видно.)

К счастью, течь была небольшая, да и вообще находилась выше ватерлинии. Открывалась она только при спуске лодки на воду или при вытаскивании её на берег, когда лодка носом оказывалась на берегу, а корма довольно глубоко уходила в воду.

В лодки погрузились по двое, а остальных «испытателей» отправили берегом к условленному месту сбора. Оттолкнулись от берега и поплыли или, как говорят моряки, пошли. Поначалу гребли очень аккуратно, с опаской поглядывая на края бортов, от которых до воды было не больше ширины ладони. Казалось вот-вот зачерпнём воды и пойдём на дно, но довольно быстро стало понятно, что сделать это не так-то просто. Лодки имели просто удивительную устойчивость! Осмелев, мы принялись грести в полную силу, устроив между двумя экипажами настоящее соревнование на скорость. Лодки скользили по воде, быстро набирая скорость. Мы представляли себя индейцами, которые пробираются на пирогах по поросшей лесом реке, чтобы напасть на соседнее племя. И тут выяснилась интересная особенность. На каждые два гребка заднего гребца переднему приходилось делать три или четыре, чтобы лодку держать намеченным курсом. Вероятно, это происходило из-за того, что банки, скамьи на которых сидят гребцы, несколько сдвинуты назад, поэтому и центр тяжести также смещён к корме, и у заднего гребца получается большой рычаг, благодаря которому лодку можно легко развернуть в нужную сторону с помощью пары взмахов весла.  Мы быстро научились применять эту особенность, умело лавируя между пней и коряг.

Несмотря на свой небольшой вес, лодки имеют довольно хорошую инерцию. Поэтому, когда впереди показалась старая заградительная сеть, нам пришлось табанить, тормозить вёслами, чтобы не врезаться в неё. Раньше здесь находилась платная рыбалка, и сетями была перегорожена часть озера, чтобы рыба не уходила. Рыбалку закрыли, а сети так и остались, правда, уже истрёпанные и рваные. Всего сетей было три. Первая возвышалась над водой сантиметров на тридцать, поэтому мы решили перетащить лодки по земле. С одной лодкой так и поступили, а на второй ловко проскочили в одну из зияющих в сети дыр, перекинув над собой металлический трос, на котором и висела сеть. Две других сети были слегка притоплены, поэтому мы легко пропустили их под дном лодки. Так как долблёнки имеют небольшую осадку и большую прочность, на них можно передвигаться и по мелководью. Например, мы запросто проходили практически вплотную к берегу где вода не доходит даже до колен.

Добравшись до места встречи с сухопутной командой, обнаружили, что прибыли раньше них, поэтому решили сходить на разведку к покосившемуся деревянному мосту. По пути выяснили, что с долблёнкой можно легко управляться и одному гребцу, даже с пассажиром. Причём грести может и передний, и задний по очереди. Осмотрели мост, поняли, что под ним можно пройти. Но тут пришлось возвращаться за отставшими пешеходами, которые как раз подоспели к условленному месту.

В этот раз в лодки погрузились по трое. Вода подступила к краю борта совсем вплотную, а течь напомнила о себе тоненькой струйкой. Вероятность зачерпнуть через борт стала вполне реальной. Но нас это не остановило. Мы же должны были испытать всё, на что способны наши суда.

Три человека было на борту, и лодка начала вести себя иначе. Исчезла разница между передним и задним гребцами, и работать вёслами приходилось одинаково.

Под мостом можно было пройти только пригнувшись. Тут-то и подстерегала опасность. Экипаж первой лодки, проходя под мостом, вместо того, чтобы пригнуться, отклонился назад к корме, корма просела и зачерпнула воды. Лодка стала быстро погружаться под воду, но, перевернувшись кверху дном, осталась на плаву. Благо было тепло, да и до берега недалеко. Все благополучно выбрались на берег, а потерпевшее крушение судно отбуксировали на второй лодке, которая успешно прошла под злосчастным мостом. Мы дружно посмеялись над этим инцидентом и решили лодки больше не перегружать.

Из затонувшей лодки вылили воду и уже по двое отправились исследовать озеро дальше.

Озеро было искусственное. Когда-то здесь по дну оврага протекал ручей, его перегородили плотиной и получилось озеро. Кругом торчали замшелые гнилые пни от затопленных деревьев. Некоторые из них не было видно под водой, и они неприятно царапали дно лодки, впрочем, не причиняя никаких повреждений. У лодок довольно большой запас прочности.

Уже в сумерках мы отправились назад. Впереди нас ждал сложный путь через лес, с подъёмом по склону оврага. Оказалось, что лодки проще и быстрее по суше таскать волоком, привязав верёвку за перекладину в носовой части. Обратный путь оказался значительно проще, хотя тащить приходилось в горку.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика