Сели в самолёт в Москве. Два с половиной часа, и мы уже в Осло. Пересадка на другой рейс, 45 минут и заходим на посадку в аэропорт Тронхейма. В иллюминаторе открывается прекрасный вид на фьорд.

Норвегия — страна фьордов. А ещё она очень гористая, поэтому добраться от Осло до Тронхейма проще по воздуху. В аэропорту нас встретили, до места фестиваля мы добирались уже на машине. Миновав пару длинных тоннелей, прорубленных в скалах, въехали в небольшой посёлок. Оказалось, что фестиваль проходит не в самом Тронхейме, а в пригороде. Тут первый пит-стоп, возле магазина. Закупили колбасы и лепёшек и кое-что из провизии, чтобы питаться на фестивале. На сам фест брали только то, что соответствует историческим аналогам. Мягкий сыр, мелкий лук и пару кусков оленины. Магазинную морковь забраковали, так как она неаутентична! Из Москвы мы везли крупы, сушёное мясо и рыбу. Планировалось, что на фесте мы будем выживать. Решили взять немножко местного пива на пробу. Посмотрели на цены, пересчитали на рубли и ужаснулись! Такие цены на дрянное пиво не ломят даже в вагонах-ресторанах российских поездов!! Взяли самое дешёвое. Вообще, Норвегия очень дорогая страна. А пиво действительно оказалось отвратительным!

Добрались до места фестиваля. Живописный уголок с чистейшей горной речушкой, из которой можно пить сырую воду без последствий для здоровья.

Немного перекусив и отдохнув с дороги, переоделись в антураж и пошли оборудовать лагерь. После непродолжительных поисков, нашли отличное место на отшибе, рядом с поваленным деревом. Мы привезли минимум вещей и инструмента. Для начала нужно было построить жилищ — навес, крытый еловым лапником.

Лес в тех местах довольно плох: кривые осины, ольшины и облезлые ёлки. Добыть нормальный лапник трудно. Да и рубить его можно было далеко не везде. Тем не менее, к середине дня навес был готов. От поваленного дерева отрубили кусок, раскололи на части и сделали лавку и несколько трёхногих табуреток, а в самом бревне, вырубили стол.

Параллельно изготовили лопату и выкопали очаг, разожгли огонь с помощью кресала и кремня. Потихоньку русский лагерь стал наполняться вещами и принимать обжитой вид. Как потом мы узнали, местные называли наш лагерь «уютным русским уголоком»!

Постепенно знакомились с другими участниками. Рядом с нами встали словенцы. — отличные ребята, археологи. Это был их первый выезд на фестиваль вообще. Двое из них разговаривали на русском. Я был рад, так как сюда съехались люди со всей Европы и даже несколько человек из Америки, и всё общение проходило на английском, которого я не понимаю совсем. Даже в школе учил немецкий. Всю самую важную информацию мне переводили друзья. Пока мы возились со своим лагерем, в гости зашли литовцы. Они собирались делать мастер-класс по изготовлению щита из Тирского торфяника, и им нужны были инструменты. Оказалось, что они также прекрасно говорят по-русски, кстати, как и чехи.

Ночью был дождь, который продлился почти весь день. Наш навес дал течь в нескольких местах, что неудивительно, учитывая качество местного лапника.
Утро второго дня началось с общего завтрака. Организаторы выкатили два вида сыра, хлеб, ветчину, варёные яйца, яблоки, груши, яблочный сок и кофе. Наличие кофе на ливинг-хистори фестивале нас изрядно удивило! Такой завтрак был каждый день. После него на общем собрании обсуждали планы на день и кто какие мастер-классы делает.

Подобные собрания проходили каждое утро.
Вообще, такой формат фестивалей весьма интересен. Здесь не было ни бугуртов, ни воинских состязаний. Абсолютно мирный фестиваль, ориентированный на быт и ремесло. Оружие с собой привезли только литовцы, да и те использовали его лишь как часть антуража лагеря. Также не было привычных торговых рядов. Зато мастер-классы шли без остановки: выделывали шкуры, выплавляли железо, резали посуду из мыльного камня, точили деревянные заготовки на токарном станке, ткали, варили пиво, изготавливали керамику. Наше обустройство лагеря тоже фактически было мастер-классом. Помимо этого мы показывали, как плести верёвки на специальном станке, сделали капкан для охоты на оленя, показали изготовление стрел с нуля. Для стрел нужны были гусиные перья, но мы не стали мелочиться, и заказали у организаторов целого гуся. Живого.

Гусь пошёл в дело целиком. Перья на стрелы, тушка на похлёбку, а из костей крыльев вышла пара флейт, одну из которых мы подарили организаторам.

Так совпало, что на время нашего пребывания на фестивале, пришёлся день солнцестояния. То есть самый длинный день в году и самая короткая ночь. Хотя для Тронхейма ночь — понятие весьма условное, так как в это время года солнце вообще не заходит. Белые ночи в Норвегии, пожалуй, светлее питерских. И ратоборская организаторская жилка дала о себе знать! Даша с Настей при поддержке словен, чехов и литовцев устроили на норвежской земле праздник Ивана-Купалы! Тут были и песни, и венки, и горящее колесо, и прыжки через костёр. В общем, размеренная жизнь фестиваля наполнилась весельем! А литовцы на берегу речки устроили отличную походную сауну!

На следующее утро организаторы позвали нас на экскурсию. Обещали показать одну из старейших в Норвегии шахт по добыче железной руды и настоящий норвежский реликтовый лес. Дело в том, что в Норвегии, по словам местных, осталось только 2% , нетронутых лесов, а основная часть — вновь посаженые. Увы, шахта оказалась затопленной, и спуститься в неё было нельзя.

Зато мы узнали, что в ней добывали и магнитную руду, и даже серебро. Также здесь добывали и самые лучшие, по мнению местных, точильные камни, которые экспортировали по всему миру. Естественно, после таких слов мы нахватали себе камней на сувениры. Затем мы отправились смотреть реликтовый лес. После двадцатиминутного подъёма в гору по просёлочной дороге перед нами предстал настоящий норвежский, реликтовый лес. Он не особо отличался от того, который нас окружал до этого. Такой же корявый. Что и не удивительно, учитывая что кругом скалы, а слой почвы очень небольшой. Здесь и вправду «на камнях растут деревья».
В пятницу организаторы сообщили, что мы можем съездить в Тронхейм, погулять по городу и сходить в музей. Нам выдали ключи от машины, попросив напоследок: «только не ездите, как русские»!

Тронхейм довольно большой город по местным меркам. Занимает третье место по численности населения после Осло и Бергена.
Попасть в Тронхейм можно было двумя путями: по скоростной трассе, через несколько тоннелей, прорубленных в скалах, или по берегу фьорда, но это дольше. Времени у нас было немного, и мы помчались сквозь тоннели. Тронхейм оказался небольшим тихим городком. Оставив машину на стоянке, мы отправились искать музей. Естественно, нас интересовала экспозиция эпохи викингов.

«Викингов» в музее оказалось немного, а основная экспозиция была посвящена XIII веку. Кроме самих археологических находок, в музее были представлены и варианты реконструкций. В первую очередь меня интересовали дома. На втором этаже музея были установлены реконструкции срубов.

Возникал вопрос: это неправильная реконструкция, или такое действительно встречается в норвежской археологии!? Дело в том, что на Руси продольный паз в нижней части бревна начинают рубить с конца XV — начала XVI века, а рубка в охлоп (чашка и паз в нижней части бревна) прослеживается также только с XVI века (смотри мою статью). Более ранних свидетельств, к сожалению, не сохранилось.
Время поджимало, и мы помчались обратно на фестиваль.

Среди участников фестиваля была пара местных плотников, которые строили реконструкцию традиционного норвежского длинного дома. После посещения музея у меня к ним накопился ряд вопросов! По их словам оказалось, что уже с XI века в Норвегии прослеживается перемещение чаши и уплотнительного паза с верхней части бревна в нижнюю. То есть срубы в Норвегии уже были в XI веке!! То, что у нас называется «традиционной норвежской рубкой».

появляется не ранее XVII века. А кровлю они реконструируют по остаткам тёса, покрытого берестой и слоем дёрна. Информация очень интересная и полезная, но верить на слово мы не привыкли, поэтому обменялись контактами, и теперь будем требовать с них ссылки на источники и публикации!
А меж тем, фестиваль шёл своим чередом.

В субботу обещали открытый день для туристов, а вечером пир!
Организаторы к пиру стали готовиться заранее: решили запечь двух поросят.
Способ запекания был особо интересен. Выкопали яму 1,5 на 1,5 метра, глубиной метр. Дно ямы выложили камнями, и на них развели большой костёр. Поросят обернули капустными листьями, и, после того как костёр прогорел, поместили на дно ямы, заложив сверху камнями и засыпав землёй. И в таком состоянии оставили до пира.
В субботний открытый день туристов было немного. Участники фестиваля занялись своими мастер-классами. Наша команда крутила верёвки и делала стрелы, а также изготовила капкан на копытного лесного зверя.

Camp life Foto: Daniel Secarescu

Нужно отметить, что верёвки пользовались особой популярностью в основном среди реконструкторов. Многие хотели скрутить аутентичную верёвку для своих нужд!

Reparing the rope turning device Foto: Daniel Secarescu

А вечером был пир. Начался он с соревнований. Так вышло, что территория фестиваля разделялась речкой на две стороны. Эти стороны и соревновались между собой, кто круче. Были и подвижные игры, и бои мешками на мосту, в одном конкурсе нужно было попасть монеткой в кружку, в другом — разжечь огонь на скорость. В разжигании Кунла (он же Артём Приходов) оказался абсолютным чемпионом! В общем, наша сторона победила! Потом был пир со вкусной едой и самодельным пивом. На пир откопали поросят! Пока откапывали, земля ещё дымилась, а поросята пропеклись просто отлично!

Воскресенье, последний день фестиваля! Утренний завтрак начался со слов благодарности организаторам и участникам, за ними последовали награждения. В качестве приза вручали серебряную привеску с эмблемой фестиваля. Награду получили чехи как самый активный клуб; словене — как открытие фестиваля, так как это был их первый выезд, и они себя хорошо показали; литовцы — за самую лучшую идею (походную сауну); и мы — за лучший лагерь и понимание концепции фестиваля!
В воскресенье также был открытый день для туристов. Вечером мы демонтировали лагерь и отправились в Тронхейм ночевать в хостел.

Самолёт домой у нас был в понедельник вечером, поэтому было время хорошенько прогуляться по Тронхейму, посмотреть достопримечательности и посетить местный этнографический музей.

С утра мы отправились завтракать на фиш-маркет. Что-то типа рынка со свежей рыбой, где тебе эту рыбу могут сразу же и приготовить. Никогда не берите местный фишбургер — бургер с котлетой из жареной селёдки! Редкая дрянь. Прогулявшись по уютным улочкам Тронхейма, мы направились в этнографический музей. Музей напоминает наши Витославлици или Кижи. В нём также собраны отреставрированные деревянные строения. Тут были представлены несколько различных типов рубки срубов.
Традиционная норвежская рубка, из лафета с подтёской.

Шведская рубка, с вылетами в виде шестигранника

Подобие рубки в охряп

Интересно устройство дверных косяков. В брёвнах прорубался паз, в который вставляли брусок

Глядя на некоторые строения, мы задавались вопросом: зачем? Обратите внимание на размеры лафета

Изначальный диаметр бревна около 50 см. Протесать его с двух сторон — это огромный объём работы! И, главное, какой в этом смысл? Если экономия пространства, то достаточно протёски внутри сруба, такие примеры есть в домах из музея Витославлици. Но снаружи-то зачем?
Крыши строений в основном земляные, укрытые дёрном. Из-под дёрна сильно свисают листы бересты.

О чём это говорит? Правильно! О том, что под дёрном уложен современный кровельный материал!

На самом деле береста действительно использовалась как хороший гидроизолятор, только она менее долговечна, чем современные кровельные материалы. И зачастую использование современных гидроизоляционных материалов на памятниках деревянного зодчества более обосновано, чем аутентичные технологии в виде той же бересты. Ведь это предохраняет памятники от влаги и гниения. Главное, чтобы подмены не было видно.

Интересно и само устройство кровли.
Судя по всему, доски кровли крепятся к коньковой слеге при помощи гвоздей или деревянных нагелей. На концах досок устанавливаются ограничители для причелины в виде веток с сучком, после чего крепится причелина. Потом крышу покрывают берестой, а затем уже дёрном.
Посреди музея возвышается огромная гора, на которой в XIII веке была построена каменная крепость. Фундамент крепости сохранился до сих пор, а с вершины горы открывается прекрасный вид на фьорд.

По пути из музея в хостел мы остановились посмотреть на готический собор.

Ну а вечером аэропорт, самолёт, Москва!

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика