Речь в данной статье пойдет о теме слабо освещенной в современной науке. Имеющейся комплекс археологических данных дает нам весьма слабое представление о жилых постройках в поселениях раннежелезного века, ввиду их слабой сохранности. На тех территориях, которые, впоследствии будут заселены славянским населением. Для начала нужно внести ясность и определится с географией и хронологическим промежутком, рассматриваемой эпохи. За основу будут взяты памятники, находящиеся на территории волго-окского междуречья. Это та обширная территория, которую занимали племена дьяковской культуры, и она представляется наиболее изученной. В основном благодаря таким исследователям как В.А.Городцов Е.И. Горюнова, П.Н. Третьяков, Гусаков М.Г., Кренке Е.А. и др.  Для характеристики памятников дьяковских племен наиболее важны Старшее Каширское городище и полностью раскопанные городища Щербинское (у Подольска) и Троицкое (у Можайска). Они охватывают весь хронологический диапазон дьяковской культуры — VIII в. до н. э. — V в. н. э.¹ В нашем случае нам интересна строительная традиция жилищ выбранного региона до столкновения со славянскими племенами.
_____________________
¹ Авдусин Д.А.; Издательство «Высшая школа», 1977; Портал «Археология России», 2004 стр.149

Здесь мы обязательно подходим к вопросу о степени важности для нас быть осведомленными, относительно техники строительства жилищ данной культуры. Попытка ответа на этот вопрос состоит в том, что некоторые региональные культурно-хозяйственные особенности, ввиду ряда климатических факторов, определенных народов, или культур существовали на отдельно взятой территории и оставались неизменными даже после исчезновения самих носителей и были переняты пришлыми соседями, или попросту завоевателями. В нашем случае, это славянская колонизация бассейна Волги и Оки, начавшаяся, примерно в Х в. Образование первых славянских поселений на этой территории относят к X-XI вв., а затухание дьяковских городищ относят к VII-VIII вв. Вопрос временной пропасти в почти триста лет до сих пор в современной науке остается открытым. Отсюда и выдвигаются гипотезы о позднедьяковских племенах IX-X вв. Археология, топонимика и этнолингвистика указывает на то, что славянское население на данную территорию пришло, преимущественно юга-запада, следовательно, хозяйственный уклад, в частности технология организация поселений и постройки жилищ, была несколько иной, опять же ввиду географических и климатических особенностей местности. К моменту прихода первых славянских племен в волго-окский бассейн рек, данная местность была достаточно плотно заселена. Славянам, как известно, пришлось покинуть территории более комфортные для существования, где у них в основе жизнедеятельности лежал земледельческий характер хозяйства, скотоводство же было не менее важно, но находилось на втором плане. У дьяковцев же ситуация была несколько иная. Статистика костей, найденных на городищах, говорит о доминировании в хозяйстве скотоводства, причем для многих городищ обычно преобладание костей лошади — животного, которое может добывать себе корм даже из-под снега. Первоначально лошадей разводили на мясо, лишь в средних слоях встречаются псалии и удила, свидетельствующие об использовании этих животных для верховой езды, но вряд ли в качестве тяглового скота. Скотоводство было примитивным, отбор животных не производился. Зоологи, исследовав кости скота, пришли к заключению, что он был малорослым. Скотоводство и укрепления говорят о патриархально-родовых отношениях у дьяковцев. Значение земледелия было невелико: на городищах мало сельскохозяйственных орудий. Поселения располагались главным образом в лесной зоне, населению приходилось бороться с лесом. Для этого был нужен прежде всего топор, а топоров, так же как и мотыг, на дьяковских городищах найдено мало, однако много серпов и зернотерок. Таким образом, земледелие существовало, но как второстепенный вид хозяйства, и вряд ли оно было подсечным, при котором главные работы выполнялись топором². Судя по данным археологии славяне на данную территорию, как и на другие, привнесли свою земледельческую культуру и вывели ее не первый план. Данные выводы, впоследствии, должны нас подвести к результатам взаимодействия двух культур, где нам важен аспект, который мог бы выразить влияние финно-угорской строительной традиции реннежелезного века, в примере дьяковской культуры, на организацию и технологические особенности уже славянских жилищ IX в. Перейдем к весьма скудным, но уже имеющимся данным в археологии.
_____________________
² Авдусин Д.А.; Издательство «Высшая школа», 1977; Портал «Археология России», 2004 стр.151

Дьяковские городища были расположены на мысах, образованных береговыми обрывами реки и оврага. На раннем этапе поселения были укреплены частоколом и рвом с напольной стороны; в период расцвета культуры (IV в. до н. э. — III в. н. э.) на большинстве городищ появляются земляные валы, а в ряде случаев укреплениями служили стены срубов, поставленных вплотную друг к другу и образующих оборонительное кольцо. При раскопках подмосковного Троицкого городища археологами было изучено необычное оборонительное сооружение конца I тысячелетия до н. э., так называемые «жилые стены». Оно представляло собой кольцевую постройку, возведенную по краю площадки городища. Постройка возвышалась над земляным валом, который примыкал к ней с внешней стороны. Внутри «жилые стены» были разделены на четыре изолированных отсека с отдельными выходами на площадку городища. Судя по всему, постройка выполняла не только оборонительные функции. По мнению автора раскопок А.Ф.Дубынина, она, несомненно, использовалась «для жилья и хозяйственных нужд». Сооружение, найденное на Троицком городище, погибло в результате пожара и уже больше не восстанавливалось³. Предполагают, что срубы таких укреплений служили зимой как хлевы, а может быть даже как жилые помещения. К концу дьяковского времени типичны двойные линии укреплений из валов и рвов с деревянными сооружениями на них⁴. Постройки такого типа были изучены на целом ряде городищ, расположенных по течению Москвы-реки. Например, длина двух домов, остатки которых были найдены при раскопках Дьякова городища, составляла не менее 15 м. Ширина же равнялась около 3,5 м. Крыши домов были двускатными: в культурных слоях сохранились ямы от поддерживавших их столбов. Стены делались из плетня и, возможно, дополнительно утеплялись. Внутри постройки делились перегородками на узкие холодные отсеки (своеобразные сени) и теплые комнаты, в центре которых всегда находился очаг с глиняным бортиком. Особое внимание уделялось полу: на нем делались песчаные подсыпки, иногда полы обмазывались глиной и устилались чем-то наподобие циновок, сделанных из травянистого материала⁵. Ранние дьяковские жилища представляют собой землянки. В ранних слоях городищ дьяковской культуры, например, на Старшем Каширском городище раскопано 22 землянки диаметром от 4 до 6 м с каменным очагом в центре каждой из них. Позже распространяются наземные дома, срубные или столбовые⁶.
Считают, что на городище жило от 50 до 200 человек, следовательно, это никак не могла быть патриархальная семья, даже сильно разросшаяся. Это был род. Совокупность населения нескольких городищ составляла племя. Инвентарь каждого жилища беден, имущественного расслоения еще не было⁷.
_____________________
³ Тавлинцева Е.Ю Железный век на территории Москвы и Подмосковья. Дьяковская культура
Авдусин Д.А.; Издательство «Высшая школа», 1977; Портал «Археология России», 2004 стр.151
⁵ ⁶ ⁷ Тавлинцева Е.Ю Железный век на территории Москвы и Подмосковья. Дьяковская культура. Интернет-проект «История Москвы»

Перейдем к наиболее исследованному памятнику дьяковской культуры, а именно: Дьякову городищу, находящемуся на территории Москвы, неподалеку от музея-усадьбы Коломенское. Впервые Дьяково городище получило научную известность благодаря серии публикаций, подготовленных М.П. Погодиным, в которых увидели свет материалы З.Я. Ходаковского. именно городище Дьяково было выбрано в качестве «образчика городища». Найденный на городище клад бронзовых украшений, приобретенный Д.Я. Самоквасовым в 1872 г. у крестьян из с. Дьяково, и первые научные раскопки, проведенные в конце XIX в. г.д. Филимоновым и В.И. Сизовым, закрепили эту известность. Находки из раскопок В.И. Сизова стали эталоном при разработке А.А. Спицыным систематики древностей железного века на обширной территории волго-окского междуречья и сопредельных территорий. им были вве- дены в научный оборот термины «городища дьякова типа» и «вещи дьяковской культурны». (Н. А.Кренке. Москва 2011. Дьяково городище: культура населения бассейна Москвы-реки в I тыс. до н.э. – I тыс. н. э)⁸.
Дьяковская культура V-II вв. до н.э. охарактеризована со значительной большей детальностью, чем все предшествующие. Это обусловлено сравнительно хорошей изученностью нижних слоев городищ, где сохранились остатки построек. В качестве эталонов выступают такие памятники как Дьяково, Боршева, Щербинское, Кузнечики, Круглица, Настасьино. Планировка и конструкции построек, оформление их интерьеров могут быть подробно реконструированы⁹. Главным элементом этих домов были «модули», состоявшие из холодных узких тамбуров-сеней и комнаты с очагом в центре, земляным или глинобитным полом, покрытым подстилками из растительных материалов. Эти «модули» порой объединялись по два и по три, образуя длинный дом. О типе покрытия двускатной кровли можно судить по результатам спорово-пыльцевого и ботанического анализа образцов, отобранных в местах предположительного складирования отработанных покрытий (на периферии городищ за постройками)¹⁰. Было установлено, что употреблялись разные типы покрытий; для них использовался как тростник, так и солома культурных злаков (ячмень). Планировка городищ известна пока на основании единичных примеров (городища Настасьино, Дьяково, Круглица, Боршева, Кузнечики). Очевидно, что площадки городищ были плотно застроены домами, стоявшими параллельными рядами вдоль длинной оси поселения и/или по периметру ограды. Вещевой набор и керамика отличались стандартностью¹¹. Палеодемографические оценки проводились, исходя из приблизительной площади жилищ из расчета, что на одного человека приходилось 6 – 10 кв. м жилого пространства (этнографические аналогии). В работе Н.А. Кренке сделан вывод, что население всего бассейна Москвы-реки могло составлять 4000-5500 человек (минимальные цифры) при наличии примерно 70 поселенческих центров – городищ¹².
_____________________
Н. А.Кренке. Москва 2011. Дьяково городище: культура населения бассейна Москвы-реки в I тыс. до н.э. – I тыс.
⁹ ¹⁰ ¹¹ ¹² Кренке Н. А Древности бассейна Москвы-реки от неолита до средневековья: этапы культурного развития, формирование производящей экономики и антропогенного ландшафта. М..2014

Подобный тип домов упоминается в статье Кренке Н.А «Городище дьякова типа Круглица на Москве-реке». По результатам исследования, указано, что состоят данные постройки из двух помещений, разделенных между собой тамбуром. Внутри одного из помещений располагается глинобитный очаг с бортиком. Очевидна многократная перестройка стен длинных домов, этим объясняется столь частое расположение угольных прослоек на одном уровне вблизи предполагаемых стен построек¹³. Далее Кренке делает вывод о том, что постройки нижнего слоя представляли собой многокамерные «длинные дома» шириной около 4 м. В средней части помещений находились отопительные устройства. Был расчищен очаг с глиняным бортиком и еще несколько открытых очагов без бортиков¹⁴. Л.И. Пимакин, предыдущий исследователь городища Круглица, предполагал, что жилища могли иметь срубную конструкцию. Теперь, имея результаты раскопок построек на городище Дьяково, можно смело утверждать, что конструкции были столбовыми. Просто канавки при раскопках 1950-х годов не удалось расчистить правильным образом, чтобы увидеть следы столбов¹⁵.
По мнению исследователей к позднему этапу существования дьяковской культуры (I-VII н.э.), изменилась и технология постройки наземных домов. Длинные многокамерные дома раннего периода остались в прошлом. Им на смену пришли небольшие наземные квадратные в плане постройки, стены которых были сделаны из горизонтально положенных бревен, закрепленных на столбовом каркасе. Внутри, в центре жилища находился очаг. Как и в более раннее время полы обмазывались глиной и выстилались травянистым покрытием¹⁶. На городище Подгай в нижней части культурного слоя автором были открыты 14 жилищ прямоугольной формы (3,2 – 3,6х2,8 – 3 м), столбовой конструкции, иногда на поверхности, иногда углублённые в материк. В одном из сооружений был выявлен на глинобитном основании песчано-глинобитный очаг подковообразной формы, обращённый устьем в сторону от входа. В противоположном углу постройки – железоплавильная печь с рухнувшим глинобитным сводом, заполненная остатками шлака и железного сплава. Городище датировано автором I – IV вв. н. э.¹⁷
_____________________
¹³ ¹⁴ ¹⁵ Креннке. Н.А. Городища дькова типа Круглица на Москве-реке//Российская археология №1 М., 2013 Стр. 107
¹⁶ Тавлинцева Е.Ю Железный век на территории Москвы и Подмосковья. Дьяковская культура. Интернет-проект «История Москвы»
¹⁷ К.М. Свирин Городища дъяковской культуры: К вопросу о назначении. Стр. 125

Следует выделить еще один тип построек. Это круглые или эллипсовидные сооружения, с глинобитным полом и очагом посредине, пока неясного назначения. В современных исследованиях этот вопрос еще актуален. В 1926-1927гг. археолог В.А Городцов открыл на Старшем Каширском городище 22 жилища, которые он определил как «землянки» (круглые, с конической крышей), с очагом на ровном полу или в углублении, иногда обложенным камнями. Рядом с «жертвенниками» автор выявил самую большую «землянку» с бытовом инвентарем – постройку служителей культа¹⁸. Серию подобных открытий продолжила Л.А. Евтюхова на Барвихинском городище. Рядом с остатками жилища столбовой конструкции с каменным очагом она выявила сооружение («жертвенник») округлой формы (0,94х0,8 м), углублённое в материковый песок на 0,7 м, по краю которого были зафиксированы «борта» из валиков плотной обожжённой глины высотой в 7 см и толщиной до 10 см. В яме находилось несколько слоёв обожжённой глины, чередовавшиеся с обугленными кусками дерева, зафиксированы обугленные кости и куски керамики. На площади вокруг сооружения угли и обожжённые кости, в том числе череп лошади¹⁹. Сейчас в науке устоялись две основные концепции, интерпретирующие эти сооружения, первая относит их к постройкам культурно-религиозного назначения. Исследователи первой четверти XX в. Ю.Г. Гендуе и В.А.Городцов определяли их как жертвенники. Более поздний исследователь Станкевич Я.В., отнесла их к очагам хозяйственно-бытового назначения. Последняя точка зрения сейчас доминирует.
Исходя из уже имеющихся результатов исследований, уместно будет предположить, что дьяковские жилища логично будет разделить на четыре основных вида. Сразу стоит заметить две общих черты, объединяющих все типы строений, это — двускатная кровля, изготовленная преимущественно из стеблей зерновых культур и тростника, и глинобитная печь. Каменные печи, как правило, находились на круглых или эллипсовидных платформах, пока неясного назначения. Отсюда такие постройки с очень малой долей вероятности можно отнести к остаткам жилых домов, поскольку рядом же с ними были найдены фрагменты прямоугольных строений с глиняными печами, которые гораздо лучше служат для обогрева помещения, нежели каменки. Глина, как известно, имеет большую теплоемкость. Итак, основные типы жилых построек:
  1. прямоугольные наземные «длинные дома», столбовой конструкции, где стены представляли из себя плетень с глиняной обмазкой, крепившейся на опорные столбы. Печь, как правило, находилась посреди помещения. Теплое помещение данного жилища было отгорожено от узкого холодного. Такого типа сооружения нередко были объединены в модули из нескольких жилых камер;
  2. небольшие столбовые, в некоторых случаях, возможно срубные, конструкции с очагом посредине;
  3. полуземлянки. Самый архаичный вид жилой постройки;
  4. «жилые стены».
Расположить все основные типы жилы построек хронологически не представляется возможным, поскольку, судя по имеющимся данным в современных публикациях, они существовали параллельно в один и тот же промежуток времени.
_____________________
¹⁸ ¹⁹ К.М. Свирин Городища дъяковской культуры: К вопросу о назначении.

Строительная традиция племен раннежелезного на примере дьяковской культуры оставляет еще массу загадок. На данный момент еще не возможно выявит какую-либо хронологию всех типов известных строений на изученных городищах. Пока только можно предположить то, что, вероятно, они существовали параллельно с друг другом. Чем обусловлены данные технологические различия, вопрос кране сложный и до сих пор остается открытым. Возможно ответ кроется в некой региональной преемственности, или же повлияли контакты с культурами других регионов, примыкавших к ареалу распространения дьяковских племен, а он был достаточно большим. Например, на городищах днепро-двинских племен, которые этнически современные археологи относят к балтам, которые хронологическом порядке существовали практически одновременно с дьяковцами, прослеживаются подобного типа столбовые конструкции. Жилищами были прямоугольные мазанки, а позднее — срубные дома с каменными очагами. Нередко одна из длинных стен дома примыкала к оборонительному валу²⁰. Здесь мы видим абсолютную схожесть строительных традиций у двух археологических культур. Очень важным остался вопрос о преобладании одного типа сооружений к моменту столкновения со славянскими племенами. Есть мнение, что на позднедьяковских городищах преобладали дома со срубной конструкцией, и, вероятно, она была перенята, славянами. Знали ли сруб славяне до прихода на данную территорию, не известно. Но версия вполне имеет место быть. Вероятно, подобные прямоугольные постройки дожили до раннего средневековья, уже к моменту прихода славян на территорию волго-окского междуречья. Данную мысль подтверждает ряд находок. К примеру, селище Залесье 1, 2 у оз. Селигер, железного века. Судя по размерам пятна, следам очага и находкам, здесь были исследованы остатки наземной раннесредневековой постройки, в конструкции которой, возможно, употреблялись столбы²¹. В общем раскопе были вскрыты остатки не менее трех жилых наземных построек. В двух случаях в их конструкции употреблялись столбы. Отопительные сооружения представлены очагами из камней. В постройках находились подполья – материковые ямы²². Такие же материковые ямы были найдены в прямоугольных дьяковских жилищах. Автор отнесла это поселение к КПДК (культура полоцких длинных курганов). Данная культура существовала вплоть до X в. Как уже точно известно, к X в. в крупных славянских торгово-ремесленных поселения, примером выступает Великий Новгород, в качестве городской застройки повсеместно применялись жилые конструкции со срубным характером сборки. Здесь сложно сделать какой-либо вывод о том насколько был возможен факт преемственности такого типа домов, относительно жилищ раннежелезного века, где на более поздних этапах существования культур появляются срубные жилые конструкции, однако вероятность весьма велика. Возможно существовали некие гибридные формы, к примеру «Ладожские большие дома», где срубный характер сборки применялся уже с VIII в., наряду с использованием столбовой конструкции, применявшейся, вероятно, для поддержания каркаса крыши²³. Другие, вероятно, переходные формы существовали и в Древнем Новгороде. К примеру, срубно-столбовые постройки. Данные постройки по своей конструкции, занимают переходное положение между группами срубных и столбовых строений²⁴. Внешние углы таких построек скреплены рубкой «в обло», а стены набраны из нескольких звеньев, скрепленных «в столб»²⁵. Также каркасно-столбовые строения. К числу таких построек относятся сооружения, выполненные в каркасно-столбовой технике. Конструктивной основой таких построек являются вертикальные столбовые опоры-стойки, служащие основой для наборных стен²⁶. Стены таких сооружений чаще всего состоят из горизонтально уложенных плах, бревен или досок, концы которых закрепляются в боковых пазах стол-бовых опор²⁷.
Дьяковские жилища выступают здесь как общий пример комплекса конструктивных особенностей строительства домов в раннежелезном веке. Этот хронологический период предшествовал новому этапу социально-экономического и культурного развития в Восточной Европе, который наряду с изменениями этнической карты Европы, дал толчок новому периоду в истории. Даже с использованием тех немногочисленных примеров, приведенных в статье, можно, не детализировано обозначить дьяковские жилые постройки как часть некого эволюционного периода развития домостроительства в Восточной Европе, который определенно повлиял на развитие деревянного зодчества уже на заре складывания Древнерусского государства.
_____________________
²⁰ Авдусин Д.А.; Издательство «Высшая школа», 1977; Портал «Археология России», 2004 стр.149
²¹ ²² Серия научных публикаций. Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып.№14. Под ред.И.О. Гавритухин, Н.В. Лопатин, А.М. Обломский. Изд. ИА РАН. М., 2012. Стр.34
²³ Кирпичников А.Н. Раннесредневековая Ладога (итоги археологических исследований). В кн.: Средневековая Ладога. Новые археологические открытия и исследования. Л., 1985
²⁴ ²⁵ ²⁶ ²⁷ Фараджва Н.Н. Постройки Людина конца средневекового Новгорода (по материалам Троицких I-XI раскопов) М., 2010 стр.28

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика