Этот последний в рамках проекта археологический обзор посвящен разнообразным емкостям для хранения и транспортировки чего угодно. По письменным источникам типов таких емкостей для Х в. известно немного: кадь (997 г.) — в ней держали кисель и сыту в Сказании о Белгородском киселе ПВЛ; бочки (996 г.) — в них развозили и хранили мед и квас; ведра упоминаются в Пространной редакции Русской Правды и в ПВЛ под 997 г. В том же сказании о Белгородском киселе 997 г. в ПВЛ упоминаются и «корчаги», однако нельзя точно утверждать, что имеются ввиду именно привозные амфоры, а не просто крупные кувшины местного производства.

Что же мы имеем по данным археологии?

Бочки и кадки.

Самые ранние детали бондарных изделий найдены в Старой Ладоге. Здесь кадки и бочонки, собранные из отдельных клепок-планок и стянутые обручами, известны с VIII в. (Рябинин, 1999. С. 180 — 191). Следует сразу оговориться — целых полностью сохранившихся бондарных изделий Х в. практически нигде не найдено. Подавляющее большинство интересующих нас бочек, кадок, ведер, жбанов и прочих полезных емкостей (точнее — их фрагментов) сохранилось, конечно же, в Новгороде. Но основной массив этих материалов относится к XI — XIV вв. и наша задача выделить типы изделий, бытовавших уже в Х в.

В Новгороде в Х в. бондарная посуда (кадки, ведра, бочки) уже существовала, но не была широко распространена и, вероятно, была дорога. Более распространены были сосуды долбленые или берестяные. В бондарном деле в Новгороде в Х в. изготовлялись в основном сосуды небольших форм диаметром до 30 см (небольшие бочонки). Постепенное распространение бондарных изделий здесь начинается только с XI — XII вв. (Колчин, 1968. С. 27). Новгородские бочки скреплялись деревянными обручами; реже использовались металлические.

1

Дно бочонка. Новгород. Х в.

Наиболее крупными бондарными изделиями были т. н. «водовозные бочки» диаметром до 70 см. Как правило, у них в боку имелось отверстие, которое затыкалось пробкой. Такие бочки могли использоваться не только для воды, но и для транспортировки самых различных жидких и насыпных грузов. В Новгороде они распространяются только с XIII вв., но в Северной Европе известны с Х в. (Хедебю).

2

Бочка из Хедебю.

С Х в. в Новгороде известны жбаны — обручные сосуды с одним дном и сужающимися кверху боками. Высота их обычно составляет до 30 см. (Колчин, 1968. С. 32). Известны в Новгороде в Х в. и деревянные крышки для кадок и ведер диаметром 27 — 28 см. (Колчин, 1968. С. 36).

Деревянные обручи (их концы) бондарных изделий в Х в. соединяли двумя типами замков: самое простое устройство — жгутовый узел; более сложное устройство — концы обруча в двух местах связаны лозой.

3

Узлы связки обручей бондарных изделий: жгутовый (1) и со связанными лозой концами (2).

В Гнездово из деталей бондарных изделий найдено два деревянных донца маленьких бочонков или ведер диаметром 19 и 15 см.

4

Часть донца бочонка или ведра. Гнездово. Х в.

Клепки — плоские планки, из которых собирались бондарные изделия — изготавливались таким же способом раскалывания бревна/колоды на сегменты, как и обычные доски (о чем мы рассказывали ранее в посте о деревообработке — http://sapog. ratobor. com/blog/864). По новгородским материалам был проведен анализ клепок бондарных изделий на определении пород дерева. Выяснилось, что практически все бочки изготовлялись из дуба (7 образцов из 7). В то время как ведра, кадки и жбаны — из сосны (35 образцов из 54), реже — из ели (9 образцов) (Колчин, 1968. С. 10).

Емкости из бересты.

Из крупных берестяных емкостей для хранения в Новгороде Х в. известны туесы и короба. Туесы — небольшие сосуды с крышкой, диаметром до 14 см. Донца и крышки могли быть деревянными. С деревянным днищем берестяные стенки соединялись деревянными шпильками, которые вколачивались в торец донца. С берестяным днищем берестяные стенки сшивали лыковыми шнурами.

Короба — более крупные берестяные емкости цилиндрической формы и диаметром от 15 до 50 см. Встречаются и прямоугольные короба. Высота стенок обычно от 25 до 35 см. Дно коробов многослойное — из луба и нескольких слоев бересты. В основе стенок также был луб, который с внутренней и наружной стороны также обтягивался берестой. (Колчин, 1968. С. 69). Находок целых изделий Х в. в Новгороде нет; встречены в большом количестве фрагменты луба и бересты, а также отдельные детали конструкций. Форма и технологии изготовления восстанавливаются по более поздним материалам.

5

Дно берестяного короба. Новгород. Х в.

Амфоры.

Сосуды, предназначенные для перевозки (на кораблях) и длительного хранения жидких и сыпучих продуктов. Амфоры изготавливались чаще всего из ожелезненной (красножгущейся) глины на гончарном круге быстрого вращения методом вытягивания; крупные амфоры могли составляться при изготовлении из нескольких отдельных частей. Обжигались в специализированных горнах, позволявших достигать высококачественного обжига, обеспечивающего их прочность и влагонепроницаемость. Амфоры изготовлялись на очень высоком технологическом уровне из высококачественной глины, практически без использования примесей. Местного древнерусского производства амфор в Эпоху викингов не существовало — все они являются импортами (Коваль, 2010. С. 149 — 151).

Массово амфоры (точнее — византийские товары в них) начали поступать в Древнюю Русь относительно поздно — с XII в.

Самые ранние амфоры и их фрагменты — вторая половина X — первая половина XI вв. — найдены в Шестовице, Лесковом, в Киеве, на Рюриковом Городище, в Старой Ладоге, Новгороде, Гнездово и Тимерево. В Скандинавии Эпохи викингов амфоры встречаются чрезвычайно редко — так в Хедебю за все время раскопок найден всего один фрагмент (Ениосова, Пушкина, 2012. С. 50).

Амфоры использовались для перевозки и хранения очень дорогих и социально престижных товаров — вина, масла и пряностей. Соответственно, потребители этих товаров и владельцы амфор в Древней Руси в Х в. были людьми высокого социального статуса.

Самая большая коллекция амфорной тары Х в. найдена в Гнездово. На сегодняшний день здесь известно более 50 фрагментов амфор, и помимо этого, — две целых. Самая известная из них — сосуд из кургана Л-13 с надписью «Горушна» или «Горуна». Это богатое скандинавское сожжение в ладье (мужчина, две женщины, конь), куда среди погребального инвентаря были помещены меч, гривна с молоточками Тора, белоглиняный византийский поливной кувшин, стеклянная лампа, костяные гребни, овальные фибулы, туалетный пинцет и многое другое.

6

Амфора из кургана Л-13. Гнездово. Вторая четверть — середина Х в.

Вторая гнездовская амфора найдена в разбитом виде в портовой зоне на берегу древнего русла Днепра. Углубленная постройка, в которой найдена амфора, вероятно, представляла собой какой-то временный склад для хранения товаров вблизи причала (Мурашева, Довгалюк, Фетисов, 2009. С. 532).

7

Амфора из портовой зоны Гнездова. Вт. пол. Х в.

В Новгороде самая ранняя амфора относится к концу Х в. — найдено всего несколько фрагментов одного экземпляра (амфора «триллийской группы», Троицкий раскоп, 24 — 27 ярусы). Но и в XI в. амфоры в Новгороде еще не получают широкого распространения — следующие единичные находки относятся ко второй-третьей четверти XI в. (Волков, 2005). То есть в Эпоху викингов амфоры даже в раннегородских и торгово-ремесленных центрах были достаточно дорогими и престижными предметами.

Ведра.

В Древней Руси Х в. широко использовались деревянные ведра. Они фиксируются на поселениях и в некоторых погребениях по находкам металлических частей — ободов и дужек. Фрагменты ведерных ободов имеют характерную форму, благодаря которой хорошо узнаются среди любых металлических находок — ширина их составляет около 0,5 — 1 см; форма в сечении треугольная или полукруглая.

На сельских памятниках фрагменты ведер встречаются редко. Или не встречаются вовсе. Вероятно, селяне предпочитали не бондарные, а долбленые емкости для хранения. В основном ведра находят на раннегородских поселениях и в торгово-ремесленных центрах. Судя по количеству находок, ведра, собранные из клепок-планок и скрепленные ободами, на этих поселениях использовались в быту достаточно широко — например, в Гнездово фрагменты ведерных ободов и дужек находят достаточно часто, по несколько штук за каждый сезон.

8

Фрагмент обода ведра. Гнездово. Х в.

Из ведерных находок немалая часть относится к погребениям. По всей видимости, ведра были устойчивым элементом погребального обряда знати в Х в. Детали ведер встречены в камерных захоронениях в Гнездово, Киеве, Чернигове, Шестовице, Пскове и др. Как правило, они расположены в ногах, либо справа от погребенного, что совпадает с размещением погребального инвентаря в камерах Бирки и Дании (Михайлов, 2005. С. 12). Можно предположить, что в ведрах в погребение помещалась какая-то заупокойная пища или напитки. В рядовых славянских погребениях фрагментов ведер нет. Например, по материалам Белоруссии Л. В. Дучиц приходит к выводу, что ведра (находки их металлических деталей) практически не встречаются в славянских погребениях X — XI вв. и почти всегда найдены в «богатых погребениях» (Дучыц, 1994. С. 53).

9

Ведро из камерного погребения на о-ве Узедом (Менцлин).

Ведра очень часто встречаются в богатых камерных погребениях Киева. Металлические детали ведер (дужки и обода) найдены в 12 из 16 киевских камер. В одном случае даже удалось определить породу дерева, из которого было сделано ведро — сосна. (Ивакин, 2011. С. 26). В знаменитой Плакунской «сопке» ведро находилось в погребении воина-всадника вместе с двумя конями, ладейными заклепками, стрелами, серебряными поясными бляшками (Михайлов, 1995). Более десятка ведер было установлено в Черной могиле в головах погребенных.

10

Ведра из погребений Гнездова и Волыни.

 

Литература:

  1. Волков И. В. Амфоры Новгорода: хронология и распределение в слое // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Вып. 19. Новгород. 2005.
  2. Дучыц Л. У. Аб адной катэгорыі курганных знаходак // Гістарычна-археалагічны зборнік. Мінск. 1994. Вып. 4.
  3. Ениосова Н. В., Пушкина Т. А. Находки византийского происхождения из раннегородского центра Гнездово в свете контактов между Русью и Константинополем в Х в.// Сугдейский сборник. Киев — Судак. Вып. V. 2012.
  4. Ивакин В. Г. Киевские погребения Х в.// Stratum plus. № 5. 2011.
  5. Коваль В. Ю. Керамика Востока на Руси. Конец IX — XVII вв. М. 2010.
  6. Колчин Б. А. Новгородские древности. Деревянные изделия. М. 1968.
  7. Михайлов К. А. Захоронение воина с конями на вершине плакунской сопковидной насыпи в свете погребальных традиций эпохи викингов // Новгород и Новгородская Земля. Вып. 9. Новгород. 1995.
  8. Михайлов К. А. Древнерусские элитарные погребения X — начала XI вв. (по материалам захоронений в погребальных камерах). АКД. СПб. 2005.
  9. Мурашева В. В., Довгалюк Н. П., Фетисов А. А. Византийские импорты с территории пойменной части Гнездовского поселения // Краеугольный камень. Археология, история, искусство, культура России и сопредельных стран. Т.1. СПб — М. 2009.
  10. Рябинин Е. А. «Деревянный мир» раннесредневековой Ладоги (по материалам раскопок Земляного городища в 1973 — 1985 гг.) // Раннесредневековые древности северной Руси и ее соседей. СПб. 1999.
comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика