Для хранения зерна с глубокой древности использовались специально подготовленные т. н. зерновые ямы. Их форма и технология подготовки сложились в Европе уже в римское время. Это грушевидные ямы, расширяющиеся к низу, стенки которых предварительно сильно обжигались, благодаря чему на них формировалась толстая корка прокала. Размер ям зависел от конкретных потребностей и объемов зерна.

В позднеримское время зерновые ямы часто встречаются в Восточной Европе. На некоторых поселениях из них сформированы целые зернохранилища. Пример: Будешты (Молдавия), черняховская культура: два зернохранилища — одно на 6 ям двумя рядами со специально сооруженным над ними навесом площадью 7,5×6,5 м, второе на 10 ям с навесом площадью 15×9 м. Диаметр ям до 80 см, глубина до 1,3 м, стенки были обмазаны глиной и прокалены. Аналогичные зернохранилища найдены на поселениях пшеворской культуры в Польше. Наиболее крупный комплекс зернохранилищ того времени относится к культуре карпатских курганов открыт в Пилипах (Западная Украина) — около 10 хранилищ IV в., причем ямы каждого были заполнены зерном определенного вида (Вакуленко, 2010. С. 319-322).

На сельских поселениях Древней Руси Х в. зерновые ямы повсеместно распространены в степной и лесостепной зонах. Они грушевидной формы (расширяются книзу), имеют сильно прокаленные стенки. Чаще всего стенки ям обмазывались глиной и специально обжигались. Размеры их очень разнообразны — от совсем небольших, предназначенных для недолгого или промежуточного хранения, до очень вместительных глубиной до 1,7 м и диаметром устья до 1 м. Часто по объемам зерновых ям на конкретных памятниках удается восстановить размеры пахотных угодий и примерную численность населения поселков (Григорьев, 2000).

В обзоре по хуторам от 30 декабря мы описывали зерновые ямы на однодворном селище Тазово — две ямы вмещали по 1000 кг зерна и были практически единственными зафиксированными хозяйственными объектами на хуторе.

хранение1

Планы и разрезы зерновых ям Х в.

Почему мы здесь так много внимания уделяем именно зерновым ямам? Дело в том, что в регионе обитания Павла (Северо-Восточная Русь, Поочье) именно они были основным способом хранения зерна. При этом наземные постройки Х в. для хранения зерна здесь неизвестны. Зерновые ямы вообще характерны для степной и лесостепной зон, но севернее Верхнего Поднепровья и Поочья об их использовании почти ничего не известно.

Однако зерновые ямы определенно упоминаются в Пространной редакции «Русской правды». А это — памятник северного происхождения; как мы знаем, «Русскую правду» в 1016 г. Ярослав дал новгородцам. 43 статья содержит текст: «Если крадет на гумне или зерно в яме, то сколько их крало, всем по 3 гривны и по 30 кун». Таким образом, в Северной Руси зерновые ямы, вероятно, также бытовали.

В эпоху раннего средневековья традиция использования специальных ям для хранения зерна прослеживается в Восточной Европе практически повсеместно, у разных народов и в разных археологических культурах. Зерновые ямы широко распространены в хазарском мире — в салтовской культуре. Известны они в Х в. и в Волжской Болгарии из раскопок Болгара. В этом регионе они даже распространяются еще севернее, в лесную зону, и зафиксированы у финского населения Верхнего Прикамья (Сарапулов, 2012. С. 25–29).

Такой способ хранения зерна в ямах практиковался в России на Смоленщине и южнее в черноземных районах до XVIII — XIX вв. Диаметр этих поздних ям достигал 1,5 м, глубина — до 4,5 м. В такую яму помещалось около 40 тонн зерна. До засыпки зерна стенки ямы тщательно прокаливались. Засыпанное зерно перекрывалось соломой и тщательно забивалось землей, или плотно закрывалось досками и землей. Зерно в таких ямах, со слов опрошенных этнографами крестьян, могло храниться до 10 лет, но на посев оно уже через три года едва годилось. Хотя известны и уникальные случаи: по описанию А. Т. Болотова конца XVIII в., в Орловской губ. крестьяне нашли старую зерновую яму с рожью и «она совсем цела и невредима», а хозяев ямы не нашли — так давно она была заложена. (Милов, 1998).

***

Помимо ям для хранения зерна, в Х в. известны и углубленные погреба для хранения разнообразных продуктов. И. И. Ляпушкин отмечает такие погребки в виде обычных ям глубиной до 1,5 м., имевших отдельный вход со ступеньками и перекрытых крышей (Ляпушкин, 1968).

К сожалению, практически всегда археологам остается лишь информация о конструкции таких погребов, но практически никогда не достается информация о самих продуктах, хранимых там. Но есть удачные исключения. Хорошо известны специальные объекты для хранения заготовленной рыбы. Мы уже упоминали их в посте о питании от 19 декабря, но нелишне будет повториться. На Большом Боршевском городище был открыт погреб для хранения продуктов. В нем найдены костные останки по крайней мере 16 судаков, 23 лещей, 11 жерехов, 4 вырезубов и 1 красноперки. Можно полагать, что в древности здесь хранили вяленую рыбу. Находка тары для хранения рыбы, но относящаяся к более позднему времени —XIII в. — была сделана в Новгороде. В маленьком хозяйственном срубе была найдена крышка бочки с надписью «мень» (налим).

До сих пор речь шла о способах хранения продуктов в условиях села Х в. Как видим — используемые там конструкции довольно просты и однотипны. Раннегородские материалы дают более развитые и сложные объекты для хранения продуктов. В Киеве при раскопках трехэтажной постройки конца X — первой половины XI вв. был исследован жилой углубленный в землю подклет (в нем зафиксирован развал печи). К подклету был пристроен погреб размером 5×3 м, отделенный от жилой части деревянной стеной с дверью. Пол погреба ниже пола подклета на 40 см. В погребе находились две хозяйственные ямы, занимавшие почти всю его площадь, имевшие глубину до 70 см.

Еще более сложный погреб, также исследованный в Киеве, относится к концу XII — нач. XIII в. Хоть он и выпадает за рамки эпохи викингов, но в качестве иллюстрации не лишним будет дать его описание. Погреб имел крестообразную форму — состоял из входа/спуска, главного коридора и двух боковых помещений. Длина коридора — 8 м, глубина погреба — около 2 м, общая его площадь — 25,5 кв. м. В стенах основного коридора и боковых помещений были специальные ниши для масляных светильников. В полу (с заходом в стену) коридора — углубления для крупных корчаг, в одном из боковых помещений — большая зерновая яма, в другом — еще одно углубление для корчаги. Среди находок в этом погребе — глиняные светильники, развалы корчаг, каменные жернова диаметром до 50 см., фрагменты бронзового котла (Ієвлев, Козловський, 2011. С. 107 — 118).

хранение2

План киевского погреба конца XII — нач. XIII в.

Литература:

  1. Вакуленко Л. В. Комплекс зернохранилищ IV в. н. э. в Прикарпатье // КСИА. 2010. Вып. 224.
  2. Григорьев А. В. Северская земля в VIII — начале XI вв по археологическим данным. Тула. 2000.
  3. Ляпушкин И. И. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского Государства. Л. 1968.
  4. Милов Л. В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М. 1998.
  5. Сарапулов А. Н. Состав сельскохозяйственных культур в эпоху средневековья на территории Верхнего Прикамья (по археологическим данным) // Вестник Челябинского государственного университета. № 34 (288). История. Вып. 53. 2012.
  6. Ієвлев М. М., Козловський А. О. Льохи стародавнього Киева кiнця Х — п. п. XIII ст. // Археологiя. 2011, № 4.
comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика