Каждому проекту предшествуют длительные приготовления, и наш — не исключение. Сапог не был человеком подготовленным в узком смысле слова: ни длительных путешествий, ни экстремальных ситуаций и голодных зимовок ему не приходилось переживать. Но раз вызвался — будь добр, соберись.

Для собственного удобства Павел разделил подготовку на несколько этапов:

  1. Подготовка непосредственных предметов снаряжения, одежды, инструмента и прочее (скорее всего сюда же входило и строительство). Более года назад, когда формулировал эти блоки, Сапог сказал, что этот этап самый простой. Думается, сейчас бы он взял эти слова обратно.
  2. Теория и навыки.
  3. Психология.

Нужно было найти экспертов. Если с археологами и реконструкторами-консультантами дела сразу пошли гладко, то с медиками пришлось сложнее. Мы очень долго подбирали психолога, которому было бы интересно наблюдать подобный случай, но поиски затянулись. Пока не был найден Денис Зубов, постоянный доктор появился уже после старта проекта. Отдельная история произошла с травником. Понятое дело, что по задумке Сапогу нельзя пользоваться парацетамолом в случае заболевания, поэтому было решено найти дремучего сибирского старца, ориентирующегося в вопросах траволечения. Такого не нашлось, как ни старались, поэтому собирать травы и экспериментировать с их применением пришлось самому Паше.

c8q_OYCn6Ek

Синий чай (трава получена из десятых рук, поэтому, что это достоверно не известно).

Ветеринара пригласили только к декабрьскому дню открытых дверей, так как до этого проблем с животными не было. Впрочем, он сказал, что животные здоровы и скорее всего он в дальнейшем и не потребуется. Козы, как помните, у Сапога очень правильные с точки зрения аутентичности (по крайней мере настолько, насколько возможно было найти в условиях современного скотоводства). При подборе правильной скотины приходилось объяснять, что откормленные породистые не нужны, а требуется неформат, как называют их фермеры — то есть самые убогие.

Один из диалогов Сапога с заводчиками:

«Здравствуйте, Вера, я по объявлению о продаже коз. Скажите, они у вас много молока дают?

— Здравствуйте. Да, молока много.

— Жаль, жаль. А окрас?

— Белый. А вам для чего нужны?

— Для молока. Жаль, мне не подходит.

— Нет, я же говорю — порода молочная, молока много.

— Да, поэтому не подходят.

— Вы же сказали под молоко?

— Да. Извините, счастливо.

— …»

Вообще, несмотря на доступность многих вещей на первый взгляд, закупки и заготовки шли тяжело. Во многом это связывалось с желанием Сапога подобрать всё максимально аутентичное и непониманием со стороны современного сельского населения такого стремления. Следует отметить, что некоторые мастера отнеслись к нашему проекту несерьёзно, поэтому некоторые вещи, которые заказывал Сапог к началу проекта, приходят к нам до сих пор.

Паша с момента решения о реализации «Одного в прошлом» провёл огромное число переговоров с людьми, сведущими в том или иной ценном для него ремесле. К счастью, не перевелись ещё мастера, готовые помочь и поддержать человека в интересном эксперименте. Но, например, бригаду, которая делала бы колодцы аутентичным способом, найти так и не удалось. Пришлось сделать историческую поблажку и копать с бетонными кольцами, без сруба. Изначально хутор планировалось строить в другом месте, но после встречи с архитектором, было решено отнести его на тридцать метров от леса, чтобы помещения не загнивали.

У Сапога был опыт проживания в подобных условиях, но в весенне-летний период. До проекта два сезона подряд Сапог жил на Буяновом дворе — древнерусском поселении, этакой бета-версии Пашиного нынешнего дома. Бывали дни, когда питаться там действительно было нечем и не на что, поэтому приходилось прибегать к старинным способам добычи пропитания. Он вместе с другими немногочисленными постояльцами осваивал различные старинные технологии и ремёсла, оттачивал навыки стрельбы из лука. Эти умения в дальнейшем сыграли и ещё сыграют ему на руку. Очень интересным навыком был способ защиты от комаров — ребята с ног до головы обмазывались дёгтем, чем отпугивали насекомых, но привлекали любопытных туристов.

IMG_6940_small

Сапог на крыльце буянодворской избы.

Что касается одиночества: в раннем средневековье отшельничество — явление исключительное, проживая в городе/селе все между собой взаимодействовали. Нужно было понять, почему Сапог, проживая на реконструированном новгородском хуторе, находится совсем один и не общается с людьми. Поэтому было предложено Сергеем Каиновым, одним из наших экспертов, сделать квенту*.

*Квента — термин, используемый в ролевых играх. текстовое описание персонажа, включающее в себя информацию о его жизни, личности, целях и устремлениях, не описываемую средствами, которые предоставляет игромеханика, либо расширяющее и уточняющее подобное описание. Как правило, квента пишется игроком применимо к своему персонажу или персонажам, и содержит дополнительную информацию для мастера.

Итак, возвращаясь к нашей квенте. Идея всем пришлась по душе, в том числе и Паше. Почитать об этом можно здесь.

Сапог переживал о вещах, с которыми ему придётся распроститься на время эксперимента. Хотя он и писал, что его совсем не пугает предстоящая разлука с фаст-фудом и прочей химией, гаджетами, но частота постов с фотографиями этих вещей всё же говорят о том, что герою было тяжело осознать существование без них.

Сапоговские гаджеты

Вещи, которые долгое время занимали сапоговские карманы. Теперь все обитают в разных местах и у разных хозяев.

Сапог уже давно живёт на подмосковном поле: ещё начиная с момента фестивальных работ. Но, как он выразился недавно сам, у него было совсем иное отношение к месту, где он провёл столько времени. Хочется спросить: «А как именно оно изменилось, что стало по-другому?». Этот вопрос придётся отложить до следующего дня открытых дверей.

P. S.: Для подготовки материала копалась в старых записях Сапога. Ждите топ-10 исторический разочарований (например, «Очень хорошо, что будет ледник к старту проекта — многие продукты можно заморозить.»).
Совсем скоро.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика