Интервью инициатора проекта «Один в прошлом», управляющего партнера Агентства исторических проектов «Ратоборцы» Овчаренко Алексея

Проект «Один в прошлом» становится основой для написания дипломных работ и диссертаций. Во время подготовки одной такой дипломной работы было записано это интервью. Фактически, это стенограмма живого разговора, так что не обессудьте за некоторые шероховатости слога.

IMG_7833b

Расскажите для начала просто о проекте, что он из себя представляет, как зародилась идея о его создании, какие цели он преследует?

Проект представляет из себя попытку погрузить человека в прошлое. Конечно, это фигурально выражаясь. В реальности это, я бы сказал, научно-популярный, социально-психологический, историко-археологический эксперимент, в котором современный человек, человек двадцать первого века, добровольно заселяется жить на хутор, построенный в соответствии с источниками на эпоху десятого века Древней Руси. Используя только аутентичные технологии, методы, предметы и материалы, он попытается прожить на этом хуторе шесть месяцев. Таким образом, мы следим за изменениями, которые с ним происходят как в плане здоровья и психического состояния, так и в плане изменения в вещах, которые его окружают.

А кто это отслеживает?

Это отслеживает специальная команда экспертов, задействованная по всем областям, которые нам показались интересными. В-первую очередь, это психология. От одиночества, стрессовой ситуации, изменения пищевой цепочки, неизбежны изменения в психике. Во-вторых, общая медицина. Отслеживать общее состояние здоровья Паши, насколько у него падает зрение, портятся зубы, или, наоборот, он сейчас расцветет здоровьем: очистятся легкие от дыма городов, и он станет сильным и здоровым какими, как многие думают, были наши предки.

А каким образом это отслеживается? Зрение и т. д.

Он сдал все анализы перед началом проекта, прошел полную диспансеризацию: от флюорографии и заканчивая анализом на глисты.
Вообще, герою запрещено общаться или как-то взаимодействовать с внешним миром в течение всего времени проекта, но именно для того, чтобы была возможность отслеживать эти изменения, раз в месяц мы устраиваем так называемый «день открытых дверей». То есть, это возможность Паши пообщаться с внешним миром. На хутор к нему заходить никто из сторонних людей не имеет права, но он сам будет выходить к людям и общаться с ними в течение дня открытых дверей. Тогда же приезжают эксперты, которые посредством опросов и визуального осмотра следят за его состоянием и могут заходить на территорию хутора.

Как зародилась идея создания проекта?

Как рождаются идеи? «Процесс создания идей — операция очень несложная, достаточно в нужных пропорциях смешать очевидное и невозможное». Я не знаю, как лично у меня рождаются идеи.

То есть это лично ваша идея?

Да.

То есть раньше подобных проектов не было?

Подобных проектов вообще нигде не было. Поэтому в данном случае слово «уникальный» более чем подходит проекту, хотя мы и стараемся его избегать, потому что это слово сейчас использует каждый человек в отношении практически любых вещей. Все у нас кругом уникальное и поэтому абсолютно безликое. Но этот проект действительно уникальный, потому что он сочетает в себе с одной стороны черты проектов на выживание, которые люди проводили, с другой стороны черты отшельничества, когда человек живет один, и для выживания у него есть ограниченный набор продуктов. То есть, он должен рачительно заботиться о себе, пополнять запасы. Также это смесь экспериментальной археологии, потому что герой на практике проверяет, как наши предки пользовались теми или иными вещами, которые у него представлены в виде копий, реконструкций и реплик. И во многом это история, потому что все постройки имеют исторические аналоги, и мы смотрим не только, как ведет себя главный герой, но и как ведет себя хутор в качестве постоянно действующего объекта, когда там живут, топят по черному печку, что происходит с домом, хозяйством. Таких пролонгированных по времени экспериментов (срок проекта полгода) еще никто не делал, делали небольшие проекты в области экспериментальной археологии, сроком на неделю или около того. Но отследить предметы в постоянном использовании в течение полугода — такого еще не делал никто. Либо мне об этом неизвестно

А почему именно один испытуемый?

Один — потому что психологически, когда присутствуют два человека, полного отрыва от современности не происходит. Вдвоем они могут поговорить о чем угодно. У них гораздо больше поводов и моделей общения, между двумя людьми выстраиваются современные модели поведения. Несмотря на то, что они помещены в средневековый антураж, они сохраняют модели поведения, присущие современному человеку. Если человек один, сделать это гораздо сложнее, поэтому в данном случае это придает дополнительную чистоту эксперименту.

Насколько в действительности проект отвечает реалиям десятого века?

Этого никто не знает, потому что никто не знает, как на самом деле выглядел десятый век. Источники очень ограничены, поэтому это в первую очередь данные археологии. С осторожностью стоит относиться к письменным источникам и совсем как сомнительные рассматривать изобразительные. Мы старались по максимуму приблизиться к тому, чтобы правильно воссоздать хутор. Для этого консультировались с научными сотрудниками Государственного исторического музея и Новгородского музея, делали копии вещей, которые имели место быть в Древней Руси, исторические аналоги и находки.

Каковы ожидания от проекта?

В первую очередь — возможен или нет эксперимент: прожить человеку одному в подобных условиях. Первый вопрос, который всегда имеет место быть, это выдержит или не выдержит Павел, и насколько глубоки будут его изменения. Но количество неожиданностей, которые всплывают во время проекта, незапланированных ввиду уникальности вещей, настолько большое, что какие-то ожидания просто невозможны.

То есть это такой эксперимент «Что вообще будет?». Мы пытались построить хоть какие-то прогнозы. Не секрет, что есть разные варианты, научные теории, которые строятся и проверяются на практике. В данном случае это невозможно даже в теории, это можно только прожить. Какие результаты будут после проживания.

Планируется ли, что подобные проекты станут систематической практикой?

Да, мы бы хотели это развивать дальше, причем по нескольким направлениям: во-первых, можно до бесконечности углублять историко-археологическую составляющую данного эксперимента. А именно делать более точные копии предметов, например, ковать инструменты только из кричного железа, полученного из болотной руды. В данном случае нет предела совершенству, и, скорее всего, идеал вообще недостижим. Для человека нет ничего приятнее, чем недостижимая прекрасная цель, то есть мечта. А второй момент — это соприкосновение разных людей с эпохой. То есть, когда Паша закончит свой проект на данном хуторе, я надеюсь, на него можно будет заселять совершенно разных людей на разные по продолжительности периоды времени.

Но это будут именно реконструкторы?

Совершенно необязательно. Как раз моя цель, мое желание — это дать возможность всем людям просто пожить в 10м веке. Здесь уже будет не так важен вопрос психологии и выживания в одиночку, а вопрос соприкосновения с реалиями того времени. То есть может приехать обычная семья, сдать в камеру хранения все современные вещи, переодеться в древнерусские костюмы и пожить там на хозяйстве выходные, неделю, месяц — в зависимости от желания. Ну а Сапог будет неким проводником, древнерусским гуру.

То есть это может стать неким туристическим объектом?

Да. Мы бы хотели. Но туристическим не в плохом смысле этого слова. Меньше всего я бы хотел, чтобы это превратилось в то, что в одну калитку заходит группа в 50 человек, а в другую выходит другая группа из 50 человек; то есть должна быть не потоковая направленность. Мы хотим сделать именно идейно наполненный проект, который будет очень глубоким по содержанию, мы все-таки исповедуем туризм глубокого погружения.

Есть какие-нибудь мысли касательно дальнейшего расширения?

Это не просто мысль, а осмысленная позиция. Для меня, в частности, целью может стать именно процесс строительства полностью аутентичными технологиями некоего древнерусского поселения. Причем здесь важно именно каждое слово. Процесс — мы не хотим построить быстро некий аттракцион, развлечение, куда люди будут приезжать, ставить себе галочку, что здесь они побывали, и забывать про данный объект. Да, это можно было бы сделать быстро за 2-3 года. Нам как раз интересно поставить такой масштабный эксперимент по строительству и по развитию поселения.

Скажите, экспериментальный процесс как-то отслеживается или только в дни открытых дверей?

У нас есть договоренность с партнерами, с которыми мы снимаем документальный фильм по проекту. Естественно, там есть очень строгие правила: лишь оператор в некоторое ограниченное количество дней в месяц имеет право заходить к Сапогу на хутор. Ему строго запрещено с ним общаться и каким бы то ни было образом взаимодействовать, но он четко фиксирует на камеру все изменения: то, чем занимается Сапог, всю его жизнедеятельность. И не только его самого, но и деятельность хутора.

IMG_0126a

Каким способом был выбран испытуемый?

Здесь не было такого, что мы строим хутор, заполняем его зерном, козами, топорами и т. д., а потом устраиваем кастинг из 50 актеров, какой лучше подойдет на роль. Во многом этот проект был создан для этого героя, и герой был создан для проекта. В большой степени он сам создавал этот проект. Здесь действует правило десантников, которые сами укладывают свой парашют, поэтому Паша участвовал во всех процессах, начиная от разработки концепции и планировки хутора и заканчивая тем, что на этом хуторе будет находиться. Он готовился, насколько ему это удалось — мы узнаём сейчас. Где-то явно не готов, где-то оказался готов, и это нормально. Тем более сразу стала видна зависимость, например, от погодных условий.

То есть он сам готовился, и его подготовка никак не отслеживалась?

Нет, естественно, мы делали все вместе. Он читал книги, общался с экспертами, ездил в Новгород, смотрел описания подобного опыта в интернете. Практические навыки приобретал, например, дойка коз.

Как вы считаете, какими качествами должен обладать герой, чтобы пройти такое испытание?

Во-первых, желание учиться. Во-вторых, способность учиться. Важно еще то, что человек должен спокойно переносить одиночество.

Какими преимуществами обладает реконструктор по сравнению с обычном человеком в данном эксперименте?

Во-первых, это специальные знания и навыки. Знания в сфере археологии, которые он применяет на практике. Причем знания современных реалий деревенской жизни и ведения домохозяйства, равно как и продвинутые навыки в, например, медицине могут пойти только во вред, так как ими не обладали наши предки.

Многие ли реконструкторы считают, что они способны преодолеть такое испытание?

За экраном многие так считают, но в реальности их единицы. Ведь реконструкторы — такие же люди, как и все остальные. Переоценка собственных сил. Поэтому я не уверен, что вообще кто-то сможет продержаться хотя бы половину того срока, что уже продержался Павел. Да ещё и не потерять присутствия духа, чувства юмора и умения увлекательно об этом рассказывать на камеру. В общем, я горжусь своим другом и нашим главным героем.

Какой был его настрой перед началом эксперимента?

Он надеялся, что будет отдыхать первые несколько недель. А все оказалось совсем иначе: он столкнулся со многими бытовыми трудностями. Паша очень сильно волновался перед проектом. Это невероятный стресс для организма. Есть сознательное и бессознательное. Начались изменения бессознательного, пищевая цепочка изменилась, поэтому перемены начались уже на клеточном уровне организма, чего Сапог возможно и не осознает.

Какие проблемы вообще возникают?

Например, проблемы, связанные с неподготовленностью хутора. Паша решал эти проблемы в ходе самого проекта, пока у него были время и возможность. Проблемы психологического характера — это то, что не с кем общаться, приходится общаться с животными, чтобы поддерживать какой-то вид социального окружения. Чтобы понять, насколько отличается эта жизнь от привычной, стоит представить утро современного человека. Современный человек просыпается в мягкой постели под одеялом, встает, подходит к выключателю, нажимает на него, сразу становится светло, идет в ванну, там включает свет, садится на, прошу прощения, белый унитаз, нажимает кнопку — все само сливается, подходит к раковине, поворачивает кран, оттуда сама льется горячая вода, моет руки, достает из стиральной машины вещи, которые он вечером закинул, вешает их на сушку, надевает новые вещи, которые поглажены утюгом, и идет на работу. Вот такое утро. Утро Сапога это: рассвет — дом остыл, уже очень холодно, надо срочно начинать топить печь. Для этого нужно пойти принести дров. Чтобы добыть свет, нужно использовать кресало или огниво. Если идет дождь, дрова мокрые и могут не разгореться. Для того, чтобы приготовить пищу, нужно достать воды из колодца. Одежду отстирать — это тоже отдельная история: набрать воды из колодца, стирать золой, сохнет она долго, потому что постоянно мокро, под ногами грязь… Ну и просыпаешься ты под грудой шкур, а не на ортопедическом матрасе.

Изменился ли настрой?

Конечно. Полная апатия, депрессия, нежелание, грусть и радость. У еще тысячи других эмоций, мощно придавленные плитой рутины и необходимостью по кругу каждый день делать одни и те же вещи. Это вызывает глубокое чувство сопереживания, и за этим очень интересно наблюдать. Например, зависимость его настроя от погоды. Влияние на него разных мелких событий. Вывернутый палец для современного человека — это не помеха: пошел к врачу, тебе наложили гипс. Он тебе не мешает. Для человека 10 века это большая проблема — ты не можешь рубить дрова, нормально жечь костер, не можешь добыть себе еду. Ты превращаешься сразу в потенциальную жертву.

Исходя из ситуации, которая сложилась в данный момент, есть какие-то прогнозы?

Сейчас сложный период. До первого дня открытых дверей Паша ни с кем не общался, и у него сейчас присутствует ощущение безысходности. Он не получал никакого обратного отклика. Современному человеку очень важна реакция, она завязана на все, начиная от отражения в зеркале и заканчивая общением с людьми, которые так или иначе реагируют на его слова. Фактически Паша не знает где, что и как он неправильно делает или поступает. Только его собственные оценки. Поэтому в день открытых дверей так важно дать максимум обратной информации.

Возможна ли остановка эксперимента?

Эксперимент может быть прерван в случае угрозы жизни, серьезной травмы, психического расстройства.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика