Во второй части обзора мы расскажем о том, что представляли собой жилые и хозяйственные постройки Древней Руси IX — XI вв., и каковы были их конструктивные особенности.

Постройки.

В целом, Новгородскую застройку середины Х — первой половины XI вв. Н. Н. Фараджева характеризует следующим образом. Четырехстенные срубы-хозяйственные постройки, ставились без фундаментных площадок и не отапливались. Более половины из них имели повышенный уровень пола: настилы полов были уложены на двухъярусные лаги или на переводины, закрепленные посредством сквозных врубок. Жилые четырехстенные и пятистенные срубы ставились в основном на фундаментных площадках. Настилы полов опирались на уложенные на землю лаги (Фараджева, 2010. С. 14).
«Полуземляночные» постройки (вместе с наземными) существуют в IX — XI вв. к югу от Верхнего Поднепровья в лесостепной зоне и в степной зоне. Диапазон их типов чрезвычайно широк. От сильно углубленных (более 1 м) построек небольшой площади с покрытыми дерном крышами (как на Новотроицком городище), до двухэтажных крупных построек, где котлован под жилищем служит в основном подклетом, хотя в него и спущены нижние венцы постройки (городище Липино). Поэтому термин «полуземлянки» очень условен и не должен вызывать представлений об архаичности таких сооружений — речь идет об обычных древнерусских традициях домостроительства; просто к югу от лесной зоны часть построек устанавливалась в углубленных в землю котлованах.

В Среднем Поднепровье в домостроительстве использовалась и срубная, и каркасно-столбовая техника, когда доски или плахи устанавливались в выбитые в каркасных опорах пазы. Причем, удается проследить даже какие-то локальные или этнические особенности домостроительства: так, носители роменской культуры использовали чаще каркасно-столбовую технику с установкой двойных опорных столбов, а носители волынцевской культуры ставили по одной опоре и предпочитали срубные постройки (Ковалевский, 2002).

Южнорусская домостроительная традиция в рамках проекта «Один в прошлом» нас интересует не так сильно. Потому подробно я на ней останавливаться не буду — просто приведу в самом конце этого обзора несколько реконструкций по памятникам Среднего Поднепровья и Левобережья Днепра.

Длинные или «большие» дома.

Классические северные избы-пятистенки, хорошо известные по материалам Новгорода, по мнению А. Н. Кирпичникова «произошли» от скандинавских длинных домов (Кирпичников, 2003. С. 71 — 72). Однако прослеживается и обратное влияние: считается, что срубная техника строительства пришла в Скандинавию из Древней Руси: «В Норвегии стало аксиомой, что данная техника проникла туда из Руси в течение или в конце эпохи викингов». (Стальсберг, 2001. С. 99).
Однако, такой тип построек был известен и местному населению Восточной Европы, как в «эпоху викингов», так и до нее. У населения дьяковской культуры «длинные дома» бытовали в первой половине I тыс. н. э. Это были крупные сооружения под двускатной крышей, державшейся на центральных столбах, разделенные на отдельные «отсеки» с открытыми очагами. Похожие постройки известны и у носителей культуры длинных курганов: достаточно крупные (5×7 м) постройки (срубные или каркасно-столбовые) с двускатной крышей, держащейся на двух рядах столбов, установленных по длинной оси посредине помещения, и с открытым очагом в центре дома. Доски пола укладывали прямо на землю.

Длинные дома Старой Ладоги.

На территории Древней Руси «большие» или длинные дома наиболее полно изучены в Старой Ладоге. Рассмотрим постройку конца IX в., раскопанную В. И. Равдоникасом и Е. А. Рябининым в 1950 — 1981 гг.

По внешним границам постройки зафиксированы длинные и массивные бревна обноски, окружавшие с трех сторон срубное жилое помещение. Северное бревно обноски имеет на концах чашевидные вырубы, в которые уложены затесанные снизу края перпендикулярных бревен; с наружной стороны обвязка дополнительно укреплена вбитыми кольями (вспомним описание фундаментных площадок по Новгороду у Н. Н. Фараджевой).

Основу постройки составляет отапливаемое жилое помещение размером 10,7Х7,45 м (площадь 77,5 кв. м). Внутри сруба выявлены остатки столбов, расположенных в 4 ряда. В центре сруба находилось отопительное сооружение — скорее всего печь, а не открытый каменный очаг. Сохранилось основание отопительного сооружения в виде прямоугольной платформы из плотной утрамбованной глины размером 3×1,3×0,25 м. Это основание с 4-х сторон обнесено каркасом из досок. Никаких валунных камней (характерных для открытых очагов) при разборе отопительного устройства не встречено.

Пол был покрыт сплошным дощатым настилом, примыкающим вплотную к опалубке печи (доски пола сохранились в центральной и угловых частях сруба).

С южной стороны жилого сруба находился вход в постройку — он отмечен дощатым настилом, примыкавшим с наружной стороны к стене жилища. В центре этого настила у входа находилась платформа из утрамбованной необожженной глины, продолжение которой зафиксировано внутри помещения. Эта подсыпка образовывала площадку высотой до середины второго венца и служила основой для деревянного приступка у входа. Дверной проем начинался с третьего венца и находился на одной линии с топкой печи.

С севера к отапливаемому помещению примыкала пристройка, основу которой составляли западное и восточное бревна обноски. На поверхности бревен обноски сохранились многочисленные пазы и вырубки, предназначенные для установки вертикальных тесанных столбов с продольными пазами для наборных стенок. Таким образом, между бревнами обноски и жилым срубом с западной и восточной стороны были сформированы закрытые продольные боковые галереи, по которым и осуществлялся доступ к хозяйственной северной пристройке. Это был закрытый со всех сторон жилищно-хозяйственный комплекс, состоявший из жилого сруба с очагом, пристройки с фронтальным бревенчатым покрытием и боковых галерей, перекрытых общей крышей.

С боковых сторон во внешних галереях зафиксированы характерные врубки для балок, на которые опирались тетивы лестниц. На основании этого Е. А. Рябинин в своей реконструкции длинного дома предполагает наличие верхней внутренней галереи в рамках жилого сруба («второго этажа»).

Крыша, судя по всему, была не дерновая, а дощатая с гидроизоляцией из длинных лент бересты. (Рябинин, 2002. С. 15 — 30).

Таким образом, в описанном длинном доме фактически совмещены две технологии — каркасная и срубная конструкции.

1a

Старая Ладога. «Большой дом». Сводный план.

2f

Архитектурно-археологическая реконструкция «большого дома» из Старой Ладоги с обозначением разрезов.

3g

Реконструкция «большого дома» из Старой Ладоги. Разрез I-I.

4h

Реконструкция «большого дома» из Старой Ладоги. Разрез II-II.

5i

Реконструкция «большого дома» из Старой Ладоги. Разрез III-III.

6j

Реконструкция «большого дома» из Старой Ладоги. Общий вид.

В заключение предлагаю небольшую подборку реконструкций жилых построек IX — XI вв. Среднего Поднепровья и Левобережья Днепра.

7k

Новотроицкое городище (по И. И. Ляпушкину).

8l

Донецкое городище (по О. Н. Енуковой).

9m

Григоровка (по В. А. Петрашенко).

10b

Горбово (по А. В. Григорьеву).

11c

Шуклинское городище (по О. Н. Енуковой).

12d

Большое Горнальское городище (по О. Н. Енуковой).

13e

Городище Липино (по О. Н. Енуковой).

Литература:

  1. Древняя Русь. Город, замок, село. М. 1985.
  2. Кирпичников А. Н. Ладога в первые века ее истории // Кирпичников А. Н., Сарабьянов Б. Д. Старая Ладога. Древняя столица Руси. СПб. 2003.
  3. Ковалевский В. Н. Славянские жилища VIII — первой половины XI вв. в Днепро-Донском лесостепном междуречье. АКД. Воронеж. 2002.
  4. Енукова О. Н. Домостроительство населения междуречья Сейма и Псла в IX — XIII вв. Курск. 2007.
  5. Рябинин Е. А. Новые данные о «больших домах» Старой Ладоги (по материалам Земляного городища и раскопа на Варяжской улице) // Старая Ладога и проблемы археологии Северной Руси. СПб. 2002.
  6. Стальсберг А. Археологические свидетельства об отношениях между Норвегией и древней Русью в эпоху викингов: возможности и ограничения археологического изучения // Древнейшие государства Восточной Европы. 1999. М. 2001.
  7. Фараджева Н. Н. Пятистенные срубные постройки древнего Новгорода. Проблемы их сложения и эволюции // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Новгород. 1998. Вып. 12.
  8. Фараджева Н. Н. Фундаментные конструкции деревянных построек Людина конца средневекового Новгорода // Хорошие дни. Памяти А. С. Хорошева. М. 2009.
  9. Фараджева Н. Н. Постройки Людина конца средневекового Новгорода. АКД. М. 2010.
  10. Фурасьев А. Г. Климат Северо-Запада России в период славянской колонизации VIII — X вв. // Старая Ладога и проблемы археологии Северной Руси. СПб. 2002.
  11. Шенников А. А. Средневековые жилые дома на Руси и в Скандинавии. // Славяно-русские древности. Выпуск 1. Историко-археологическое изучение Древней Руси. Л., 1988. С. 113-114.
comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика