Познакомились с держателем одного из кабаков по имени Бьёрн, а местный торговец серебром, узнав, что мы русские, проставил нам пива на всю банду. Вообще, тут царит атмосфера всеобщей любви и веселья, хотя, конечно, языковой барьер немного мешает свободно общаться, и приходится прибегать к помощи алкоголя.

Нашими соседями по лагерю были поляки, шведы и тихони датчане, а рядом находился тент с кухней, где кормят рыцарей-участников и их команды, так что найти компанию можно всегда: в ночь со вторника на среду была устроена общая пати с поляками, кабатчиком Бьёрном и американцами. Было много выпито и спето, народ разошёлся только под утро. А в остальном тут довольно тихо и уютно.

На следующий день настало время командных состязаний и работы на снарядах.
Честно говоря, ещё когда я только читал правила, идея предложенных командных и индивидуальных (на снарядах) состязаний мне не понравилась. По приезду неприязнь не рассеялась, а только окрепла.
Дело в том, что схема езды со сложными элементами хороша там, где все лошади примерно одинаково выезжены. А тут получается, что те участники, которые выступают на своих лошадях, имеют явное конкурентное преимущество. Ну вот откуда мне знать, умеет ли та лошадь, которую мне дали, менять ногу по команде или принимать от шенкеля на галопе и рыси? Может ли она в принципе двигаться собранным коротким галопом?
Как показала практика, опасения были ненапрасными: для половины консостава всё это оказалось в новинку, а вот лидеры на своих лошадях, наоборот, оказались вполне готовы.
Мы с Богуном были в восьмой, крайней команде, а третьим нам выдали француза по имени Алан. Лошадь у Алана была совсем сложная, и хотя лично он сделал всё, что мог, схему красивой синхронной езды он нам порушил. Плюс сами кой-чего налепили.
Дело осложнялось ещё и тем, что для того количества элементов, что было предложено, имеющегося пространства было явно маловато.

Затем надо ехать на снаряды. Первая сессия работы на снарядах требует одевать полные доспехи. Разрешено не одевать латные голени и сабатоны и использовать шлем с открытым забралом. Учитываем тот факт, что, во-первых, здесь нет единых требований по временному промежутку, и всадники выступают кто как: одни в лёгких полудоспехах типа на XIV век, а другие в полных латах; во-вторых, снаряжение иных участников к истории вообще отношения не имеет. Всё это, опять же, создаёт весьма неравные условия. В фентезийных железках ездить проще. Компенсируем этот разрыв чувством юмора, придумывая самым страшным артефактам специальные названия. Например, среди прочего были замечены «бабушкины сахновки Варпа» и «адского сотоны треники».

Строго говоря, допуски по снаряжению тут вообще никакие. Даже со скидкой на то, что турнир значительно мягче, чем турниры historical solid, некоторые комплекты не соответствуют даже таким правилам безопасности. Например, в первой же сшибке бойцу из Италии просто сорвали шлем даже имеющимся, довольно хрупким копьём. Про сравнительно массовое использование современной обуви, спортивных бриджей, скотча, да и просто совершенно непонятных шмоток и железок, даже говорить не хочется.
Поймите правильно: я не то чтобы ругаю участников — нет, я вполне представлял, куда еду, просто обрисовываю имеющуюся картину.
Справедливости ради необходимо отметить, что здесь есть и островки истинной лазурности, но таких всадников немного. Это ещё раз наводит меня на мысль о том, что в имеющихся условиях хороший турнир — это никак не больше 8–10 всадников.

Начиная с этой сессии работы на снарядах (в доспехах), удача покинула нас с Богуном.
Юрина Ганджа захромала, ему дали другого коня, как раз из тех, которым на турнире делать нечего. Богун выжал из этой клячи, что мог, но результат был предсказуем (отмечу, что Юрий к этой лошадиной истории отнёсся куда более философски, чем я).
А у меня коня попросту отобрали. Мотивировали тем, что, дескать, другим участникам тоже надо поездить на хорошей лошадке. Донка отдали ещё одному американцу откуда-то из конца турнирной таблицы, а мне дали польского коня по имени Гранд. Ну что сказать?
Я тоже выжал из него всё, что мог. Я был третьим и мог ещё побороться за победу, но вместо этого поборолся с конём. Честно говоря, такого острого чувства несправедливости я не испытывал на турнирах давно. Стало очевидно, что ни о каком честном состязании здесь речи не идёт, иначе зачем забирать коня у лидера ради того, чтобы дать возможность покататься одному из аутсайдеров. Я хотел было предложить организаторам также пересадить и занимавших первые места финна Якко и датчанина Уле, которые выступали на своих конях и ни с кем меняться не собирались, но понял, что у нас разные понятия о том, что такое честная игра.

Впрочем, по итогам мы с Юрой неплохо проехали и командные состязания, и индивидуальные выезды в доспехах. В конце дня объявили сводные результаты: я сдал позиции и был четвёртым, а вот Богуну удалось отыграть шесть позиций.

Происходящее внимательно анализируется и ложится в копилку опыта. На самом деле, тут есть на что посмотреть и чему поучиться. Для меня, как и в случае с турниром в Лондоне, важна смена обстановки. Ну и продолжительность забега тоже накладывает свой отпечаток: таких длинных турниров в моей карьере ещё не случалось.

Наступило утро четвёртого турнирного дня. Сегодня к вечеру определятся двенадцать полуфиналистов, которые продолжат борьбу дальше. Даже с учётом лошадиной чехарды, вряд ли я вылечу за пределы двенадцати, а вот Богуну надо крепко постараться, что бы подняться до двенадцатого места.
Ну а пока мы с Юрой и французом Аланом опять выходим на командные состязания. В этот раз первые. И у меня опять новый конь, поляк Гром. Впрочем, уже это не сильно впечатляет — эмоции сгорели вчера, сегодня уже все равно.
В этот раз к командному состязанию можно было добавить произвольный элемент. Мы с Богуном выбрали крутку, а Алан скакал просто так. Похоже, впечатление произвести удалось — получили на 4 очка больше, чем вчера.

Потихоньку к четвёртому дню втянулись в режим. Между выходами удалось вдумчиво пробежаться по ярмарке, съездить на море. Ценник, конечно, конский. На некоторые реконструкторские позиции цена в четыре-пять раз больше, чем дома. Но без покупок уйти всё равно не удалось, ибо местами тут продаётся то, чего у нас не найдёшь.

На вечерний выход на снарядах мне вернули Донка. Но запал прошёл, поэтому отъездил я средне. Да и усталость копится.

Вечером состоялся пир в замке. Весёлый тамада решил сразу зайти с козырей и, не успели ещё гости толком напиться, запустил известную среди отечественных реконструкторов игру «горящие булки». Сразу стало понятно, что пир будет весёлый.
Какие-то толстые мужики спели пару песен на датском. Слов я не понял, но мимика и жесты исполняющих были весьма красноречивы, так что всё равно было весело.
Ну а потом стали кормить и поить. Происходило это так же, как происходит в столовке у нас на работе: есть стол, на котором стоит еда и где режет мясо весёлый толстый повар. За соседним столом стоит наливайка с пивом. Подходи, бери сам что хочешь.
Поначалу на раздаче и разливе возникла очередь. Довольно забавно было наблюдать за толпящейся на раздаче «знатью»!)) В общем, конечно, это не средневековый пир, хотя еда была вкусная и в достатке. Выгулять моднейшие супер-тру историчные тренчеры не удалось, такие дела.

По ходу дела удалось изловить и расспросить главного организатора, Эйвинда.
Конечно, больше всего было интересно разузнать про экономическую сторону мероприятия. Оказывается, за всё платит местный музей, они же сами организуют продажу билетов. Эйвинд же на эти деньги собирает участников, команду и делает всё остальное. Остаётся позавидовать местным музеям, способным выделять бюджеты на такие масштабные мероприятия. Результат вложений очевиден. Споттруп находится, мягко говоря, не в самом центре цивилизации, в расположенной тут деревеньке едва проживает 400 человек, а в расположенном рядом Рёддинге — ещё пару тысяч. Но народу (я имею в виду посетителей) на мероприятии очень много, особенно в разгар дня. Парковка забита машинами, из чего я делаю вывод, что многие едут издалека специально на турнир и ярмарку, ну и узнают о музее, чего ему, музею, и надо.
Эйвинд сказал, что в первый день турнира на мероприятие пришло 900 человек, а потом, в среднем, по две — три тысячи в день, что очень неплохо, учитывая, что мероприятие проводится в будни.

А когда все подпили и поели, дело дошло до объявления результатов.
Мы с Богуном оба вышли в полуфинал и оба оказались в первой, утренней группе на завтра.
Всего были объявлены двенадцать полуфиналистов, которых разделили на две группы. По результатам этих боёв шестеро выйдут в финал, который состоится вечером того же дня.

Затем желающим было предложено либо остаться в замке и допить и доесть всё, что припасено, либо отправиться за замковые стены, где проходил так называемый «вечер актёров», куда мы и направились. Народ сидит полукругом, много пьёт и поёт, музыканты играют, фаерщики крутят всякое — в общем, довольно мило. Но засиживаться нам не с руки — завтра воевать.

Наша с Богуном группа начинала в 12.00. Мы оба довольно неплохо отбились в джостинге, хотя уже сказывалась усталость, и лично я в пятнадцати курсах сломал всего десять копий. Однако обнадёживал тот факт, что лидеры (а в нашей группе был лидер зачёта финн Якко и занимавший третье место швед Клаас) выступили ещё хуже. Швед так вообще, по моему, не попал ни разу, а Якко сломал то ли три, то ли четыре копья. В общем, учитывая своё текущее пятое место, я рассчитывал на финал.
После этого мы пошли посмотреть на вторую группу, где выступал занимавший второе место датчанин Уле и идущий четвёртым швед Гуннар. Уверенность в неизбежном финале крепла: дела во второй группе были не лучше. Уле поломал едва половину от своих копий, при этом несколько ударов в его исполнении пришлись в запрещённые зоны, за что был положен штраф.
В общем, в ожидании финала я даже не полностью снял доспехи.

Каково же было моё удивление, когда объявили, что я занял седьмое место, уступив две десятых (0,2) очка американцу Эдди, а мазавшие всё утро финн и шведы вышли вперёд! Богун же так и остался двенадцатым.
Разумеется, спорить с судьями мы не стали, а пошли собирать лагерь.

Вот что я имею сказать в целом по правилам.
На мой взгляд, эти правила неимоверно перегружены деталями: разным количеством очков оцениваются попадания по разным зонам, введена расширенная система штрафов буквально за всё, начиная от попаданий и контроля копья, заканчивая тем, как ты подаёшь копьё сотруднику команды поля.
То есть, здесь не достаточно военных талантов — нужно сильно понимать внутреннюю бюрократию, которая позволяет, например, не попадая по противнику, выходить вперёд за счёт того, что тот, кто бьёт много, совершает больше ошибок и, соответственно, больше штрафуется. Мы все были свидетелями ситуации, когда боец не попал = не ошибся = прошёл вперёд.
Отдельная тема — это система назначения «re-run», то бишь перебоя. Строго говоря, перебой назначался в случае, если после команды судьи о готовности один из всадников заходил на курс, а другой нет. Или в случае, когда один из всадников, видя неготовность противника к бою, убирал копьё — тогда назначали ещё один курс, чтобы дать такому бойцу возможность набрать очки. Но было и такое, когда оба всадника перенесли копья через барьер, промахнулись, и им был назначен дополнительный курс. Или один из всадников заходил на курс сразу после команды судьи, не дожидаясь сигнала от противника о его готовности, наносил хороший удар, пользуясь тем, что конь противника замешкался, и получал очки, хотя на мой взгляд это просто бесчестно, но в этом случае перебой не назначался.

Таким образом, сложность и излишняя формальность правил не только осложняет их понимание бойцами, но и увеличивает возможность судейских ошибок, а вся эта система в целом противоречит самому духу рыцарского турнира, где, всё таки, нужно быть более бойцом, нежели бюрократом.

В завершение хочу сказать, что, несмотря на то, что многие вещи на этом мероприятии мне не понравились, выезд этот был отнюдь не напрасным.
Во-первых, в очередной раз удалось заявить о себе на международной арене. Как ни крути, а мы вышли в полуфинал, обойдя многих, и до последнего боролись за победу.
Во-вторых, новые знакомства, которые я очень постараюсь конвертировать в новые зарубежные выезды.
В-третьих, удалось познакомиться с совершенно иной, нежели у нас, системой организации турнира. Лучшее из увиденного обязательно будет взято на вооружение. Получен интереснейший опыт участия в столь длительном турнире.

Если выпадет оказия вновь принять участие в этом мероприятии — думаю, что поеду. Но уже с другими доспехами и с другим настроем. Поживём — увидим.

Из несомненных плюсов мероприятия хочу отметить поражающий своими масштабами лагерь участников и ярмарку, очень комфортную, дружескую атмосферу и прекрасное место проведения. Также мероприятие было безупречным с административной точки зрения: соблюдение тайминга, обеспечение участников и всё прочее было организовано на высочайшем уровне.

Наша культурная программа завершилась посещением замка Мальброк в Польше, каковой замок описать словами сложно — настолько он крутой. Из-за того, что мы попали в трёхчасовую пробку на границе Германии и Польши и ещё минут 30 потеряли на подъезде, на место мы прибыли всего за два часа до закрытия. Два часа на Мальброк — это вообще ни о чём. Так что сюда ещё обязательно предстоит вернуться.

На этом мой выездной турнирный сезон 2016 окончен. Остаток года надо посвятить работе и перевооружению. Очень скоро начнётся подготовка к Рождественскому Турниру — 2017 и Турниру святого Георгия — 2017, на которых предстоит реализовать кучу задумок, появившихся в моей голове по результатам имеющихся выездов. Прошедшим сезоном я весьма доволен: четыре интересных турнира, три из которых были международными, два на выезде, два на цельнодеревянных копьях и два мне удалось выиграть. Дальше — больше.

До встречи на качественных турнирах!!

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика