Спустя всего две недели после возвращения из Англии я стартовал на следующий турнир, который проводился в замке Споттруп, что находится в одноимённой деревеньке в Дании, на берегу Атлантического океана.

В этот раз в путь отправился опять не один. Подобралась хорошая компания, в том числе и мой коллега Юрий Богунов, которого мне удалось порекомендовать в качестве участника турнира, частично реализовав таким образом свой план по выведению отечественных рыцарей на мировую арену. Теперь на одного international jouster в России стало больше, а там, глядишь, удастся подтянуть и остальных.

В общем, из Москвы мы стартовали всемером.
Для моего автобуса эта поездка стала новым испытанием: так далеко с полной загрузкой мне путешествовать ещё не приходилось. Помимо людей на борту были компактно размещены: пять шатров, один тент, мебель, кухонные и спальные принадлежности, два комплекта доспехов, восемь исторических костюмов (ибо у Даши была с собой ещё и раннятина), седло (которое опять не пригодилось, ибо не налезло), инструменты, запас провианта и необходимых жидкостей и куча всего ещё по мелочам. Как заметил наш второй водитель Егор, с имеющимся арсеналом можно было бы по дороге захватить Эстонию.
В результате попали на полный досмотр на границе с Польшей — и по дороге туда, и на пути обратно.

До места доехали на удивление быстро, сделав всего одну крупную остановку, чтобы совершить ознакомительный забег по утреннему Гамбургу, побывать в котором ранее не случалось. В Гамбурге удалось осмотреть богатый ассортимент деклассированных элементов (ибо это было не просто утро, а утро субботы), горы мусора, вокзал и центральный район. Гамбург сильно пострадал во время Второй мировой: англичане бомбили город нещадно, в 1943 году он был практически стёрт с лица земли. Поэтому, с точки зрения наличия средневекового наследия, современный Гамбург с первого взгляда впечатления не произвёл. Хотя, на то взгляд и первый: кто знает, может, в будущем удастся присмотреться получше.

После Гамбурга нагрянули во Фленсбург с внезапной проверкой местного рыбного ресторана. Ресторан проверку выдержал с честью, поэтому остаток пути мы проделали сытые и довольные и к вечеру 23 июля прибыли на место.

Окрестности Споттрупа, замок, расположенный на берегу озера в паре километров от побережья, огромный исторический лагерь — всё это сразу произвело приятное впечатление. Нашли шатры организаторов в центре лагерной улицы, которую мы, по имени одного из хозяев, которого зовут Эгил, окрестили «1-я Игильская ул.» Пока мы ставились, Эгил сгонял нам за пиццей, в общем, знакомство состоялось. По соседству обнаружились мои знакомцы по турниру в Кенилворте, Мартин и Никки, а ближе к ночи приехали поляки, среди которых оказались парни из замка Гнев, которые в 2012 году были в Москве на фестивале «Времена и Эпохи» в составе группы польских гусар.

Вечером по дороге в душ представилась возможность ознакомиться с масштабами лагеря. Даже с учётом того, что к вечеру субботы заехали ещё не все участники, вышеуказанные масштабы поразили. Без преувеличения сотни шатров, лагерные огни, разноязыкая речь — в общем, всё это вдохновляло.

Утром следующего дня пришло время разбирать лошадей.

Вообще, лошадей тут много. Часть участников привезли своих лошадей, остальных привезли напрокат поляки и Никки Виллис, с которой я познакомился в Кенилворте. Ещё должны были приехать какие-то лошади из Италии, но не доехали: сломался коневоз.
В общем, Богуну выдали польскую лошадь, сначала одну, потом вторую, а там и третью. В итоге Юра остановил свой выбор на кобыле с загадочным польским именем Ганджа. Но о деталях пусть он сам расскажет.
А мне, стало быть, лошадь дала Никки. Хорошо, когда по знакомству тебе дают хорошую лошадь, но плохо, когда из-за того, что часть лошадей не доехала, приходится делить эту лошадь с другим всадником. В моём случае всадник оказался не очень, да ещё так получилось, что ездил раньше меня, нервировал коняшку, чем несусветно мешал и мне, и лошади. Лошадью был четырнадцатилетний жеребец по имени Донк.

Донк парень, в принципе, честный. Но сменщик мой, Дейв, в первый день надавал Донку по башке своим собственным копьём, а во второй день задёргал конька так, что тот дважды закинулся в барьере. Править дело пришлось мне, при помощи шпор и известной матери. Не сказать, чтобы борьба с конём положительно влияла на работу. Но в целом мы с Донком с джостингом справились.

Всего же лошадей здесь — я даже не знаю сколько. Думаю, около двадцати.
Кони разные. Есть получше, есть похуже. Есть такие, которым на турнире вообще делать нечего. Впрочем, как оказалось, тут и всадники такие тоже есть.

Совершенно точно могу сказать, что это крупнейший турнир в моей карьере. До того это был турнир на фестивале «Семь эпох» в 2006 году. Тогда на турнире в меле вышло шестнадцать человек, если я правильно помню. Потом был Рождественский Турнир 2012 и тринадцать человек на турнире. А тут, стало быть, двадцать два всадника из одиннадцати стран мира.

Уровень этих всадников сильно разный. Есть умелые бойцы, вроде поляка Криштофа или датчанина Уле (которому 61 год, на минуточку!). Есть крепкие середнячки. Ну и есть товарищи, которых на ристалище выпускать, по уму, нельзя. Количество совершенно отвратительных шмоток здесь тоже превышает максимально допустимые значения, при которых можно избежать кровотечения из глаз. Лидер нашего рейтинга «рыцарь-помойка», он же «человек-диван».

Каждый день на ристалище выходит четыре группы бойцов, первая в 10.00, крайняя в 17.00. Принадлежность к группе определяется жребием. В первый день я оказался в третьей группе, а во второй — в четвёртой, а Богун оба раза попал в первую. Таким образом, мы помогали друг другу по очереди.

В своей группе все сражаются со всеми, иногда по два, а иногда по три курса. Отчего это зависит — я так и не понял. Вообще, судейство джостинга так и осталось для меня загадкой. Но лично меня это не сильно беспокоило: мне говорили, против кого я выхожу, и я просто бил людей копьём.

Копья здесь непривычно длинные, 3 м 70 см в длину, составные, на конце сосновый наконечник длиной 60 см, довольно тяжёлые. Они ощутимо жёстче, чем бальсовые, но всё равно, с нашей привычкой к цельнодеревянным копьям местные палки особенного впечатления не производят, хотя — подчеркну ещё раз — тут хорошие удары вполне ощущаются.

На ристалище установлен центральный барьер и контр-барьеры. Судья даёт команду о готовности судейской бригады, после этого всаднику подают копье, далее нужно убедиться, что противник тоже готов, салютуешь ему копьём и поскакал. Команд на старт нет, команда поля только подаёт и забирает копья, причём отдавать копьё надо особым образом, иначе могут оштрафовать.

Вот, собственно, и всё про местный джостинг. После первого дня я был первый, после второго переместился на третье место.

В перерывах мы успели пару раз съездить на море, благо тут близко. Чистейший, довольно пустынный песчаный пляж и невероятно тёплая вода способствовали открытию моего купального сезона. Начиная с четверга с нами стали ездить французы.
Осмотрели замок Споттруп. Замок толковый, постройка XV века. Небольшой и очень уютный. Напомнил мне голландский Мейдерслот. Для посещения открыто абсолютно всё: залы, башни и переходы и даже подвал и чердак. Облазано было решительно всё. Экспозиция внутри не очень: навалено куча псевдо-реконструкторских шмоток «от Адама до Потсдама», но за возможность везде лазать замок уверенно получает положительную оценку в нашем замковом рейтинге.

Совершили пробный забег по раскинувшемуся, уже полностью смонтированному лагерю.
Скажу одно: он представляет собой огромную ярмарку, причём нет отдельного фуд-корта или торговых рядов. Всё вперемежку, вот тут жилой лагерь, в соседнем шатре идёт торговля, под тентом рядом чем-то кормят и наливают, а в следующих шатрах снова просто живут люди. Будучи туристом, ходить по такому лагерю чрезвычайно интересно! Внезапно находишь какие-то мелкие лавочки, блуждая в лабиринте палаток натыкаешься на выступления всяких артистов и музыкантов. Мне очень понравилось, хотя, пока я был занят войной, времени на вдумчивые блуждания не было.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика