Утром началась боевая часть турнира.
Тогда же из Унии подъехали белорусы и я стал обладателем самой внушительной свиты на турнире.

Возле тента для участников стоял большой щит с программой, расписанием боёв и таймингом. Сделано очень удобно, я давно думал, что такое надо на Турнире св. Георгия. В 2018 году сделаем.

В первый день предстояло участвовать в нескольких элементах программы.

Торжественная процессия с музыкантами и участниками отправляется из лагеря в замок — все верхом и с сопровождением. Знаменосцы идут пешком; как завещал король Рене, на шестах несут шлемы.
Затем все строятся перед закрытыми замковыми воротами и поднятым мостом.
Герольд кричит всякое на иностранном, потом дует в дудку и мост опускается. Процессия строится на замковой площади. Шлемы для осмотра дамами ставят на стол. Когда все занимают свои места, всадникам дают сигнал спешится.

Тут произошёл казус: когда Алан слезал с лошади, его коняга сначала свалилась на бок, потом вскочила, рванула узду и вырвалась. Далеко не ушла, конечно, но как-то все занервничали.
Я потом спросил у Алана, что случилось. Он рассказал, что лошадь у него принимал неопытный оруженосец, который двумя руками дёрнул лошадь за внушительных размеров рычаги мундштука и натурально завалил её.
Хорошо, что со мной был опытный Евгений, я прямо порадовался, что ко мне не надо было приставлять таких помощников.
У нас на Турнире Св. Георгия с лошадьми работает блистательная команда Пензы (парни, привет!) и неопытных мы к коням не допускаем. Это правильно.

После заминки церемония продолжилась.
Дамы ходили вокруг стола, смотрели шлема и знамёна, рыцари по очереди произносили клятвы, а дичайше импозантный дедушка в колготках читал блазоны и говорил всякие красивости. Ветеран битвы за Британию был хорош, без шуток. Настолько, что даже колготки не портили впечатление.

Потом мы вернулись в лагерь и стали готовиться к SAA.
Каждому всаднику давали одну попытку.
Сначала надо ткнуть квентину, потом снять кольцо (их три: самое большое диаметром чуть больше копья, самое маленькое разве что молотком осаживать на копьё). Потом нужно оставить копьё в бочке, подскакать и взять другое, воткнутое в землю.
Уже им нужно сбить щитки, установленные на земле. Они маленькие, сантиметров 15 в высоту. Семь штук, шесть справа, один (он самый ценный по очкам) слева. Затем нужно ткнуть этим копьём манекен. Дальше выхватить меч, прыжок (невысокий, сантиметров 50) и рубка яблок, а в завершении нужно проехать между установленными в ряд манекенами и рубануть их мечом. Разумеется, всё надо делать исключительно на галопе.

Я неплохо прошёл маршрут, даже снял кольцо и сбил 6 щитков, но в конце поймал кураж и после рубки забыл про дурацкие манекены, поехав вместо них красоваться перед публикой. За эту оплошность с меня сняли очки.
Виноват я, конечно, сам: в правилах описан был штраф за нарушение маршрута. Да и на тренировке я раз 10 прошёл этот маршрут. Но всё равно было немного досадно.
Впрочем, в итоге я был второй, разделив это место с австралийцем Родом. Первым был хозяин турнира Майкл.
Потом был короткий отдых и первая сессия сшибок.

Как оно там устроено.
Про копья я уже сказал, копья были что надо.
Очень удобные, большие кольца аррет. Мимо крюка не промахнёшься.
Коронели тут очень острые, с трёмя длинными, заточенными зубьями. На самом деле, в этом есть большой смысл: острый коронель не соскальзывает, и если всадники точны, это даже безопаснее. А вот попадать «не туда» такой железкой нельзя совсем. Наверное, от этого у них такой строгий отбор участников. И это, в принципе, правильно.
Работают без заводящих. Барьер длинной 40 метров и высотой 170 см., у выходов достаточно места для торможения, так что можно и ещё немного разогнаться.
Контр-барьеры присутствуют, но они очень символические, сантиметров 20 от земли. Все бои всадник начинает с одного места, как было на Турнире св. Георгия 2017.
В каждом бое два курса. Бить можно куда угодно выше пояса. Очками поощряются удары в голову.
Показываешь готовность, тебе подносят копьё. Полевая команда старается подавать копья синхронно. После этого почти сразу скачешь, маршал не держит всадников вообще. Отсутствие ожидания очень комфортно: не устаёшь, да и лошадка моя, как только видела палку, начинала неудержимо рваться в бой.
Из минусов — в спешке случаются фальстарты.

Мне выпала большая честь: я открывал турнир вместе с хозяином, наш бой был первый. А во второй день я закрывал турнир — мой бой был последним.
Бой с хозяином у меня не задался. Первым ударом он втащил мне так, что наплечник за щитом пробило клёпкой. У меня уже так было на ТСГ. Наплечник помялся и удар достал плечо.
Вторым ударом щит и вовсе с меня сорвало, чего со мной раньше не случалось.
Хорошо, что был запасной.
Я тоже попал, но копья не преломил. За это мне дали один балл.
Потом был бой с Аланом. Тут мне больше повезло: я сломал оба копья, но одно короче маршальского жезла, так что за него очков не дали, только за попадание.
У Алана была тяжёлая лошадка. Было два фальстарта, а на втором удачном курсе после моего удара он умудрился протаранить конём (!) центральный барьер.
Его конь ничего не видел из-за неудачного шафрона, а сам он перебрал правой шпорой. Но ничего страшного не произошло, кроме того, что барьер на весь остаток турнира утратил свою первозданную красоту.

Итого всего шесть курсов за один выход. Честно говоря, хотелось больше, чтобы пристреляться. Но ничего не поделаешь, все в равных условиях.

Дальше был перерыв, а после него первый раунд боёв пешком.
Сражаются они там на острых люцернских молотах. Можно бить и колоть куда угодно выше пояса. Сказать, что это было волнительно, ничего не сказать.
Я таких острых (во всех смыслах слова) ощущений в реконструкции давненько не испытывал.
Всего у меня было два боя. Один я проиграл, а один выиграл. В целом прошло без травм, хотя бьют там — моё почтение! — в полную силу. Ощутил на себе, когда француз Квентин не постеснялся воспользоваться моей ошибкой и со всей силы всадил мне колющий ровно в смотровую прорезь забрала. Хорошо, что она у меня маленькая, шило не пролезло. Но башку откинуло так, что, думал, потом шея будет болеть.
В остальном — меня слегка кольнули в правый бицепс, но совсем не сильно, только синяк остался. А вот Роду сломали палец.
В общем, что я хочу сказать?
Интересно, конечно, перенимать передовой европейский опыт, но у нас на Турнире св. Георгия таких молотков не будет точно.

Потом был долгий перерыв. В это время сначала скакали дамы, типа охота у них была.
А потом оруженосцы. И тут зажглась, как говорится, звезда Евгения.
Остальные оруженосцы были какие-то скучные, работали на результат, да и то не очень. Рубят подставом, с лошадьми не все справляются.
Но Женя Васякин был не таков! На кураже и хороших ходах, с улыбкой во все тридцать два, с поставленным ударом, Евгений немедленно стал любимцем публики.
А в завершении, когда он ещё и встал на седло в качестве комплимента, восторгу присутствующих не было предела. В толпе заговорили о русских казаках, а мне перепало 3 очка в общий зачёт.

Затем был второй раунд сшибок, в котором я не участвовал, но ходил смотреть.
И не зря. В этой сессии мы потеряли австралийца.
Он бился против француза Томаса Мино. В первом курсе оба промахнулись.
Во втором оба очень хотели попасть и прижали лошадей к барьеру. Таким образом, угол атаки обоих был, без малого, прямой. Столкновение получилось чрезвычайно эффектным: копья разлетелись вдребезги, с хорошим задорным треском. Оба всадника хорошо попали в щит противника, но удар француза был выше и, похоже, через щит пробил Рода в подбородок. Оба всадника вылетели из сёдел (сёдла, понятное дело, высокие: никаких строевиков или, упаси Бог, спортивок), но француз, на мой взгляд, просто сидел не шибко крепко, а вот Род Волкер падал уже «поплывшим». Это всегда видно, когда всадник падает, потеряв сознание: тело расслабляется и руки падают плетьми. Также было и с Арне на Турнире св. Георгия 2016. Ну а довершило дело столкновение с землёй. Если кто в латах на полном ходу не падал с лошади, то поверьте мне на слово — удовольствие это сильно ниже среднего.
В общем, австралиец упал и лежит без движения. Все перепугались, особенно его жена. Ну, тут подбежали медики, привели его в чувство, зафиксировали шею и отвезли в больницу. Там ему замотали, наконец-то, сломанный ранее палец и диагностировали сотрясение мозгов. Таким образом Род Волкер из турнира выбыл.
А жаль. Я смотрел, как он бьётся на копьях в первом раунде и он произвёл на меня впечатление очень меткого и техничного бойца. Было бы интересно встретиться с ним в бою, но теперь, видимо, в другой раз.

После падения Рода сшибки дальше продолжать не стали. К чести судейской бригады скажу, что хоть сетка боёв и перекроилась, на следующий день всё поправили и никто не потерял ни в боях, ни в очках.

Завершением боевой программы этого долгого турнирного дня было меле.
Сражались на деревянных булавах. Они полегче, чем у нас на Турнире Св. Георгия, от этого побыстрее.
Воюют каждый сам за себя. Интересно, что атаковать противника можно только на галопе, никакой рыси. За этим прям отдельно следят.
Успех в меле здесь зависит от решения двух задач: с одной стороны, надо технично ездить, с другой — настучать всем по шапке.
Я такие развлечения люблю, да и лошадка у меня была стремительная до невозможности. Поэтому меле я выиграл и получил 3 очка в общий зачет.

На этом состязания первого дня закончились. Таким образом, считая открытие, у меня было пять выходов, три в доспехах. И хотя каждый отдельный выход был не слишком утомительным, всё равно, по факту, весь день приходится быть в готовности, а на те выходы, куда можно было бы идти без железа, всё равно идёшь в полу-доспехе, потому, как на снимание и одевание железа нет времени.

Вечером должен был состояться пир.
Место проведения — парламентский (так называется) зал замка.
Высокие окна, потолки, камин, который поручили разжигать Жене Васякину к его же удовольствию, все дела.
Нам заранее с гордостью сообщили, что пир будет дофига историчный и вообще-то у них припасено аж целых два вида гипокраса. С этого момента я насторожился.

Сначала все гости уже привычно собрались во внутреннем дворе замка.
Потом запустили всех, кроме рыцарей и их дам. Когда гости расселись, пригласили и рыцарей. Каждого объявляли и всячески выказывали уважение.
Рассадка, на мой взгляд, была странная: девочки налево, мальчики направо. Так вышло, что мы с Настей оказались на границе и сидели рядом в самом центре рыцарского стола на месте, которое должно бы занимать хозяину.
Своевременной сервировки столов не было: все гости приходили прямо на пир со своей посудой.
Оказалось, что на этом пиру вообще некому служить за столом. За едой надо было ходить на стол раздачи, как это было в прошлом году в Дании. Такая диспозиция несколько подрывала ощущение историчности происходящего, чего уж там.
Кормили, в общем, вкусно. Хотя началось всё с подачи листьев салата с уксусом, что странновато для средневекового пира. Потом было некое мясо, типа оранжей. Настя не ест мясо, так что мне досталась двойная порция. Затем подавали (точнее — выдавали) различные божественные сыры. Гипокраса и правда было два вида и ещё было просто вино. Музыканты играли и пели.
В общем, было мило, в основном благодаря окружающей обстановке. Но я уже откровенно разбалован пиром Рождественского турнира, где соблюдаются все мельчайшие нюансы, а еды и выпивки столько, что еще ни разу не удалось выпить и съесть всё. Так что тут для меня сравнение вышло не в пользу принимающей стороны. К тому же, лично я просто чертовски устал. Поэтому не досидел даже до подачи сладостей, а извинился перед хозяином и получил разрешение отбыть в расположение.
Оба моих Евгения проявили истинное средневековое жакуйство и перед уходом стащили с пира голову сыра.
С этого момента и до конца путешествия весь наш лагерь, машина и всё прочее неизменно воняло этим краденным сыром. Средневековье 5D.

С утра было прохладно, дул легкий ветерок, собирался небольшой дождь. Отличная погода для войны. Я не упоминал выше, но в этой части Франции лето вообще выдалось жарким. В дни, когда мы жили и тренировались у Майкла, бывало припекало и под 30 градусов. Так что, когда немного похолодало, я обрадовался: для турнира это лучше.

В этот день мне предстояло дважды выходить на сшибки, один раз на пешие бои и на финальный раунд SAA. Ещё на один раунд состязаний должен был выйти Женя Васякин.
Воскресная программа не только лично у меня, но и на турнире в целом, предполагалась менее насыщенная. Начало мероприятий было позже, а окончание планировалось раньше. Однако, поспать лишнего всё равно не удалось, потому, что нам надо было собираться в обратный путь. Кроме того, рано утром нашу команду покидала Ксения. В общем, дел было полно.
Для начала надо было прибраться в шатрах и снять их, пока они ещё были относительно сухие. Всё остальное складывали под тент.
К началу боевой программы мы собрали основную часть хабара и сняли мой шатёр и половину большого шатра. Егор повёз Ксению на вокзал в Анже, у меня же продолжился турнир.

В первом раунде сшибок второго дня по расписанию у меня оказался всего один бой, в котором ничего примечательного не произошло. Зато была возможность посмотреть, как сшибаются прочие участники.
Как и на других заграничных турнирах, здесь во главу угла стараются ставить безопасность. Выражается это в том, что по сравнению с отечественными турнирами, результативных попаданий здесь меньше, что, в целом, соответствует реалиям Средневековья. Зато ударов в запрещённые или рискованные зоны я не увидел вообще. Никто ни разу не коснулся барьера копьём, не ударил ниже середины щита. Всадник, если не уверен в контроле своего копья, лучше вовсе уберёт его, чем ударит на удачу. Мне такой подход близок, особенно как организатору турниров.
При этом, разумеется, никакой показухи тут нет. Копьём в сшибке вообще ударить намерено слабо невозможно, таков уж этот спорт. Если уж попал — то попал.
Вот и эта сессия отметилась красивым боем между Майклом и Аланом, в котором хозяин очень красиво прописал Алану в щи, да так, что лобовая пластина загнулась внутрь шлема. Смотрелось со стороны очень красиво! Приятно было вспомнить, что таким же образом я помял шлем Андрею Камину на прошлом Турнире Св. Георгия.
Как я уже упоминал выше, на этом турнире удары в голову прямо поощряются, поэтому целятся и попадают в каску регулярно.
Марк Хаммель в этот раз выступал на какой-то совсем неудачной лошадке, которая дважды перепрыгивала местный символический контр-барьер, спасаясь бегством.
Я же свой бой провёл в самом начале и сидел уже без шлема, поэтому предложил Марку отдать мою лошадку. Майкл дал согласие, коня переседлали и остаток сессии я наблюдал с удобного креслица, а Марк смог нормально посшибаться.

Затем был перерыв, а после него второй раунд пеших боёв.
В этот раз предстояло сражаться тремя видами оружия: меч, копьё и кинжал.
Перед началом боя нужно объявить, в каком порядке ты будешь использовать предоставленное оружие. То есть, если ты говоришь, что начинаешь с мечом, то в зачёт в этом раунде пойдут только удары мечом. Любым другим оружием можно и атаковать, и защищаться по собственному разумению, но очков это не принесёт.
Для смены оружия нужно нанести противнику два удара. После каждого результативного попадания разрешённым оружием противников разводят.
Разрешены удары и уколы везде, выше пояса. Никакой гуманизации на оружии нет, но после вчерашних полэксов я к этому уже отнёсся спокойнее.
Декларированный выбор оружия открывает интересные возможности для манёвра, особенно, если твой выбор второй и ты уже знаешь, какую комбинацию выбрал оппонент. Для меня подобное было в новинку, но очень интересно.
Мой первый бой был против Майкла, второй против Томаса.
В этот раз оба боя я выиграл. Ещё оба своих боя выиграл Алан. Таким образом, каждый из нас получил по 3 очка в общий зачёт.

Я всё больше склоняюсь к тому, чтобы и на Турнире св. Георгия сделать пешие бои с разводами после каждого удара. Дури у наших парней хватает, это факт. Но хотелось бы увидеть и фехтование. К тому же схожие мысли озвучивали мне и другие компетентные в вопросе граждане, например, широко известный в узких кругах Клим Жуков. В общем, как говорится, будем посмотреть.

После пеших боёв был перерыв, а во время него выход оруженосцев.
В этот раз Жене не особенно свезло, но он всё равно молодец.

Затем был ещё перерыв, а потом должны были продолжиться охотничьи состязания дам. Я посчитал, что это отличное время, чтобы посмотреть, что происходит на мероприятии помимо ристалища.

Собственно говоря, наполнение для подобных мероприятий вполне привычное.
Фуд-корт, ярмарка. Мастер-классы. Показательный лагерь (жилой лагерь участников был закрыт для посещения). В кафешке подавали вкусные блинчики. Один дядя плёл сведённые кольчуги. Другой дядя под навесом демонстрировал работу токарного станка. Сделано было красиво и с вниманием к деталям. Какие-то аниматоры в плохих нарядах играли с детьми, впрочем, ничего оригинального, что можно было бы взять на вооружение.
Ярмарка вызвала у меня недоумение: ни одного (!) историчного товара там не продавалось. Какие-то карнавальные костюмы, поделки местных жителей, китайская бижутерия. Сувенирная продукция турнира была представлена напечатанными на принтере флажками с гербами участников, размером с сигаретную пачку, которые улыбчивая бабушка впаривала по 1 евро. Мне нужно было унять боль. Мы пошли в замок.

Как часто в этом мире уродливое соседствут с прекрасным!
Буквально в паре десятков шагов от ярмарки вельзевула мы застали следующую картину.
На огороженной невысоким заборчиком площадке бегали с десяток умильных овечек. В середине был построен загон, возле которого стоял мужчина в крестьянском костюме, с пастушьим посохом. При мужчине находилась вислоухая собака. С помощью этой собаки и посоха мужчина ловко заставлял овечек носиться кругами, ходить строем и забегать в загон по команде. Предводительствовал у овечек рослый черномордый баран. Все они вместе: баран с овечками, собака и мужчина демонстрировали дисциплину и выучку, недоступную даже многим людям, с которыми приходится сталкиваться в жизни и на работе.
Восхищению моему не было предела!
До сего момента я такое видел только по телевизору, а тут в живую. На фоне замка, посреди ухоженных газонов прилегающей территории, смотрелось это очень красиво и атмосферно. Ярмарочная боль покинула меня.

Дальше был забег по замку, детально описывать который не вижу смысла. Я же говорил уже, что он прекрасен? Вот.

Когда мы вернулись, должны были начаться SAA, но организаторы выбились из графика. Дело уже шло к вечеру и нужно было проводить финальную сессию сшибок, так что второй раунд SAA отменили вовсе. Я без задержки доэкипировался и полез в седло.
В этой сессии у меня должно было быть три боя (считая один утром — всего 4 за день). Выбывшего Рода Волкера по очереди заменяли французы, таким образом мне предстояло второй раз сразиться с Аланом.
В первом бое против Томаса Мино я не показал ничего выдающегося. Один раз промазал, один раз попал, но копья не преломил. А вот он сломал об меня оба копья.
Cвоими сшибками на этом турнире я остался недоволен. Мне явно не хватало времени «пристреляться», что являлось результатом недостаточного количества тренировок в шлеме перед турниром.
Второй бой был с Аланом. То ли он хотел поквитаться со мной за вчерашний бой, то ли стремился набрать очков, но целился он мне исключительно в голову. В результате мой кабан, украшавший мой шлем на многих славных турнирах, был полностью уничтожен: несчастной свинке выбило зубы, вырвало язык и оторвало пятачок. Реанимация невозможна. Клык этого кабана я после турнира подарил Алану. Ну а сам я одно копьё хорошо сломал Алану об щит, а на втором курсе, после того, как получил удар в шлем, баррикадировал противника и очков не получил.
Третий и заключительный и для меня, и для турнира бой, я провёл против Квентина Лорана. В первом курсе мы оба промахнулись, а во втором я-таки всадил копьё противнику прямо в забрало под прямым углом, так что древко моего копья разлетелось на несколько частей. За этот удар мне дали 3 очка, а на шлеме Квентина осталась приличная вмятина (он мне потом сам показал).

Мы отшагали и сдали коней, на этом боевая часть турнира была окончена.
Всех нас попросили остаться на ристалище, куда пригласили и дам и наших помощников для проведения церемонии награждения.
Пока судьи подсчитывали очки, набранные в последней сессии сшибок, нас всех ещё раз представили публике.
Затем начали вручать призы.
Лучшим бойцом пешком судьи назвали Алана.
Лучшим бойцом на копьях — Томаса, что не удивительно, ибо он выбил из седла Рода, а за это давали аж 5 очков разом.
Приз Суда Дам получил галантный Марк Хаммель.
Роду Волкеру дали приз за лучшее сломанное копьё.
Ну а потом сказали, что общим решением судей и по сумме набраных очков, чемпионом турнира становлюсь я.

Чего кокетничать? Я был очень польщен и горд этим. Я не считал очки по ходу турнира и не знал положения в турнирной таблице относительно прочих участников, так что новость о победе стала для меня сюрпризом, отчего было ещё приятнее. Уже когда я вернулся домой организаторы опубликовали финальную турнирную таблицу. Оказалось, что всего я набрал 25 очков, оторвавшись от занявшего второе место Томаса Мино на 7 баллов.
Я поблагодарил всех за оказанную мне честь, отметив всех рыцарей и отдельно организатора и хозяина турнира, Майкла Сада.
Считаю, что моя победа стала результатом работы всей моей замечательной команды.
Мне вручили приз, все меня тепло поздравили, обнимашки, всем спасибо, ручкой зрителям, поклон, и мы пошли собираться, т.к. этим же вечером нам нужно было стартовать в обратный путь. Что мы и сделали уже через пару-тройку часов, сердечно простившись с хозяевами и с теми, кто к тому моменту ещё оставался в лагере.

Лично для меня прошедший турнир стал важным событием.
Первый solid lance турнир за рубежом, который ещё и удалось выиграть.
Очередной этап в рыцарской карьере, новые горизонты. Теперь надо ехать в Австралию!))
Кроме того это было замечательное путешествие в отличной компании. Не отпуск, конечно, потому, что отдохнуть не получилось, но приключение, которое будет приятно вспомнить.

Мне было чрезвычайно интересно в очередной раз взглянуть на внутреннюю кухню зарубежного турнира и, по уже доброй традиции у меня появились идеи, как сделать лучше наши отечественные турниры.

В целом, турнир мне понравился. Заметно, что люди здесь делают общее любимое дело. Конечно, глаз цепляется за некоторые «недоработки», которые видны мне только потому, что я сравниваю мероприятие с Турниром св. Георгия и Рождественским турниром. Одна часть из них является объективным следствием недостаточности средств и людских ресурсов (например, хлипкий барьер), другая (как, например, пир и ярмарка) просто нуждается в отдельном кураторе, который доведёт дело до ума.

Отдельного упоминания требует матчасть. Турнир Ордена Св. Михаила представляет собой невообразимую смесь хороших, красивых доспехов и костюмов с одной стороны, и трудно атрибутируемых синтушных артефактов или попросту современных вещей — с другой. Причём встречаться это может в совершенно невообразимых вариациях: например, человек может одевать доспехи стоимостью десятки тысяч евро поверх современных конных бриджей. И, что странно, здесь это, похоже, никого вовсе не беспокоит. То есть, вот хочет человек всё делать правильно и красиво — молодец! Не хочет — а вот тоже молодец!
У меня сложилось ощущение, что для многих участников (речь идёт, разумеется, не только о рыцарях, а вообще обо всех, кто был на мероприятии) всё происходящее — это такая ролевая игра в рыцарей. Причем на этой «ролевой игре» здоровые мужики в дорогущих латах на полном серьёзе плющат друг-друга острыми люцернскими молотами на фоне настоящих средневековых замков. Вот такие контрасты. У меня пока всё это не до конца уложилось в голове, хотя явно это какая-то система, учитывая, что похожую картину я видел на всех заграничных турнирах, на которых бывал.
Дух взаимоуважения бойцов мне близок, но отсутствие строгой исторической достоверности в деталях коробит. Я всё больше убеждаюсь, что наш путь правильный и мелочей в этом деле нет.
К тому же у нас просто нет тех восхитительных декораций, которые есть у них. Так что и поводов делать себе поблажки тоже нет. Будем дальше крепить историчность во всех нюансах.

Что касается спортивной составляющей турнира, то я остался очень доволен тем, как всё прошло. Собственно о том, как это было я подробно писал выше. В заключении скажу только об общей интенсивности турнира.
Я всё сравниваю с нашим турниром, и конечно, он гораздо интенсивнее. Например, на Турнире св. Михаила один всадник за весь турнир проходит 14 курсов в джостинге, тогда как на Турнире св. Георгия — 27 курсов. И это при том, что на обоих турнирах рыцарь участвует в трёх сессиях конных сшибок. Пеших выходов на ТСМ два против одного на ТСГ, но боёв при полной сетке получается столько же — четыре. При этом на обоих турнирах бойцы, так или иначе, проводят весь день в доспехах.
Сам я, как непосредственный участник ТСГ, имею опыт для сравнения. И всё больше склоняюсь к выводу, что интенсивность ТСГ нужно снижать, ибо к концу боёв на нашем турнире и рыцари, и лошади уже еле переставляют ноги.
Поглядев на пешую часть французского турнира, я убедился, что это направление нужно расширять. Общее же снижение интенсивности при сохранении, или даже расширении, турнирных номинаций может и должно происходить за счёт ротации выходов всадников. Короче, тут есть о чём подумать.

Обратный путь в 3500 километров занял у нас менее двух дней и это ещё с заездом в Магдебург, где мы посетили собор, съели обед и затарились продуктами в дорогу.
Обратно ехали также через Белосток. В этот раз прохождение границы заняло у нас 40 минут, но на белорусской стороне нас таки загнали в зону досмотра и заставили всё доставать и показывать. Впрочем, нас было много, поэтому с разгрузкой и загрузкой мы справились быстро.

Стартовав от замка Плесси-Буре в ночь 3 сентября мы были в Москве вечером 5ого.
Один день я потратил на обслуживание машины и уже 7ого утром выехал в Крым, строить деревушку Loco Cimbali. Об этом история будет в другой раз.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика