Обычно на фестивалях зрители и участники разделены незримым барьером. Да, общаемся, да, говорим, они смотрят на нас, мы смотрим на них. Но всё равно, взаимодействия как такового не получается. Реконструкторы выступают в роли рассказчиков, лекторов, демонстраторов. Торговцы торгуют, воины воюют, зрители смотрят. Но Кузнецкий в этом году меня удивил и тронул.

В пятницу, второй день работы нашей площадки, прибываю на площадку в 08:30 проверить готовность, встретиться с руководителем для инструктажа и проверить работу охраны. Охранник сразу же сообщает, что всё в порядке, а потом говорит: «Вас тут ждут!». Проходим по площадке, и у «технички» вижу мужчину лет 70, маленького роста. Тот выглядит несколько растерянным. Спрашиваю: «Чем могу помочь?», а в ответ слышу: «А где ремесленники ваши, ювелиры-то где?». Мягко говоря, изумляюсь. «Простите, площадка по будням открывается с 12:00. А, что собственно, случилось?». Дальше идёт поток информации, из которого вычленяю: «Папа… фляга.. дед… подарок… уронил… не чинят… лазер прожигает при пайке… паяльник тоже… не чинят… фефка».

Выяснилось: у отца этого мужчины была серебряная фляга, которую подарил его дед, фляга по наследству перешла рассказчику. Несколько лет назад он её уронил, фляга лопнула, а в ремонтах её не могут починить, так как она прогорает что при лазерной сварке, что при контакте с паяльником. Проходя через площадку в день открытия, он увидел за стеклом в павильоне Кешу Сухова, который работал с «фефкой» (это такая латунная трубка, один конец которой подводится к пламени восковой горелки, а в другой ювелир дует и этим создаёт язык пламени, на котором производится пайка). И он подумал, что Кеша может ему помочь, так как описание именно такого процесса он слышал от отца. А лет-то дядечке реально под 70.
Не было никакого раздумья, не будет тут пафосных: «После недолгих размышлений… память предков… наследие поколений». Да, понимаю, что формат «История за стеклом», понимаю что «только смотреть», но я сразу знал, что не смогу ему отказать и попрошу Кешу помочь. «Подходите к 12:10».

Время 12:10, ребята в павильонах, дядечка уже тут, идём к Кеше. Здороваемся, объясняем суть проблемы. «Кеша, слушай, я как координатор, не против, дальше всё в твоих силах». Появляется на свет фляжка, в кешиных лапах выглядит совсем миниатюрно, кругленькая такая, маленькая. В нижней части трещина. Кеша хмыкает, вертит в руках, цыкает зубом, хмурится, щурит глаз и всё такое, ну вы его знаете) Всё, времени нет, убегаю по делам площадки.
Потом пробегал мимо несколько раз, дядечка стоял у входа в павильон и ждал.

И вот иду мимо вновь. Стоят Кеша и этот мужчина, довольные, как два кота над горшком сметаны. Даже и спрашивать не надо, и так всё понятно.

Он нас запомнит и с фляжкой пойдёт дальше история про нашу «Историю за стеклом» и наш Кузнецкий мост, и наши «Времена и эпохи». И про мастера с «фефкой», который и в XXI веке знает, с какой стороны в неё дуть.

А фляга оказалась не серебряной, а посеребрённой оловянной…

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика