Основной профиль «Ратоборцев» — фестивали исторической реконструкции. При этом реконструкция является особым, весьма строгим жанром и её неуместно пристёгивать к некоторым темам напрямую. Это темы квази-исторические, с серьёзным бэкграундом, но дающие простор для домысливания и творческой разработки. На ратоборском пути встретились две такие темы — русские былины и празднование Масленицы. У них есть одно общее: привычная подача этих замечательных явлений набила оскомину, да и в принципе неэстетична, карикатурна — эдакий фольклор в кривом зеркале.

Ратоборцы нашли свой выход — подавать подобные темы через славянское фэнтези. В литературе этот жанр более-менее разработан, а в визуальном плане нет. Это удел редких художников-энтузиастов, которые накладывают на славянский материал западные формы, например, стилистику «готики» или Вархаммера. Приложили к этому руку и ратоборские дизайнеры и костюмеры.

Визуализировать русский эпос начали на Былинафесте в рамках «Времён и эпох—2016» и акции «Знай наших». Фэнтези-концепция была в том, чтобы представить богатырей и других обитателей былинного мира как людей в гипертрофированных раннесредневековых костюмах. Это даже не стилизация — просто цвета ярче, а количество элементов, например, штамповок на тканях, аксессуаров — избыточно. Это создавало эффект красочности и эпичности, при этом фактура костюмов отсылала к историческим реалиям, как и сами персонажи. Были и чисто фэнтезийные костюмы, например, Соловья Разбойника — со «степняцкими» мотивами. Змея-Горыныча сделали натуральным трехголовым драконом, уже отведавшим богатырской палицы, а потому смирным и грустным.

 

На площадках «Знай Наших» установили огромные камни с надписями на глаголице. Эти камни были фэнтези-вариантами исторических прототипов: архаичного якоря, плиты с византийским узором, половецкой бабы, Збручского идола. Также обыграли хрестоматийный камень с картины «Витязь на распутье», а самый дарк-хоррор-фэнтези камень стоял на Страстном бульваре — гигантский череп в шлеме.

«Ратоборцам» неинтересен натужный фольклор с блинами, павлопосадскими платками, матрёшками и калинкой-малинкой под фанеру. А «реконструировать» Масленицу бессмысленно — в нынешнем виде это новодельный праздник с домыслами на тему древних славянских традиций.

Отличная альтернатива — опять-таки славянское фэнтези. В этом стиле проработали главную масленичную локацию в 2017 году — Царство Зимы. Здесь уже не было никаких намёков на реконструкцию, только игра ратоборского ума. Центром царства стала ледяная крепость, а её хозяйкой — Марена. Этот мрачный персонаж западнославянской мифологии был переосмыслен как образ русской зимы, суровой и добродушной одновременно. Её окружали двухметровые статуи, «ледяные стражи», похожие на богатырей Васнецова.

Служителями Марены были окрутники, которые напоминали диковинных троллей, и гвардейцы во главе с воеводой. Этот герой вышел очень атмосферным — верхом, с совой на руке и с огромным серым волкодавом, бегущим рядом. А вот с гвардейцами даже перестарались: из-за серо-синего грима народ сразу окрестил их белыми ходоками. Так выйти за рамки «славянской» эстетики — это, конечно, перебор.

Из-за аврала не удалось проработать образы в мелочах, поэтому вылезали голливудские штампы или элементы «викинг-стайл», например, худы вместо шапок. Тем не менее, удалось нарядить в единой концепции целых две армии из 130 аниматоров. Это решило одну из главных проблем московских Маслениц — аниматоры не растворялись в толпе, выглядели ярко и самобытно, по их облику сразу считывалась роль и смысл персонажа.

Так или иначе, гостям Царства Зимы фэнтези-концепция понравилась. А это лучший стимул для Ратоборцев продолжать эксперименты в данной области!

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика