разные эпохи

Что такое историческая реконструкция? — Это воссоздание разных явлений прошлого: костюмов, бытовых предметов, оружия, технологий, занятий, событий.
Реконструкция в России за последние годы стала социально значимым способом репрезентации прошлого. Движение прошло долгий путь, чтобы разработать направления, выйти на улицы, вписаться в городские ландшафты.
Сейчас Россия лидирует в мире по масштабам, качеству и количеству исторических фестивалей. Ежегодно их посещают сотни тысяч россиян, в них участвуют тысячи реконструкторов, которые представляют эпохи от Античности до конца XX века.
Я расскажу о двух аспектах реконструкции, которые значимы для активизации исторической памяти:
Первое — воссоздание предметов материальной культуры и технологий разных эпох. Это память о том, как и чем жили предки.
Второе — воссоздание для публики исторических событий, в основном — известных сражений. Это память о славных деяниях предков.

ремесло

Воссоздание предметов прошлого — это базис движения. Через изучение материальной культуры активизируется память о том, чем жили предки. Человек осваивает массу первоисточников, часто начинает практиковать ремесло. Сотни людей в движении изучают археологические каталоги, гравюры, фрески, книжные иллюминации, читают летописи и мемуары, ездят в экспедиции, проникают в запасники музеев. Они ищут ответ: как сделать достоверную реконструкцию костюма или вооружения.
Параллельно они ездят по деревням за домотканым льном или ткут его сами, работают в кузнице, льют украшения, выдувают стекло. Кто-то рубит копии древнерусских изб, кто-то строит скандинавский драккар или испанский бриг и ходит по морям. Кто-то мастерит античные кифары, другие восстанавливают танки Второй мировой, или сшибаются на конях в рыцарском турнире, или учатся заряжать штуцер, как принято в армии Наполеона.

Активизируется не только национальная память. Человек осознаёт, что принадлежит к европейской культуре, несмотря на исторические конфликты. Европейские темы популярны в России не менее, чем собственные. Дело, конечно, не в недостатке патриотизма. Реконструкция вообще слабо идеологизирована, и в этом часть её притягательности.
Ориентация на первоисточники, архивы, археологию — сильная прививка от выдумок, неважно, русофобские они или патриотические. Разумеется, приверженность альтернативной истории — немыслимая вещь в движении.

тренировка юных русичей

Человек воспитывается в процессе воссоздания артефактов и вдумывания в историю со всеми ее противоречиями. Это воспитание любознательности, работы с источниками, а также навык изготавливать вещи своими руками. Это особо актуально для поколения, с детства уткнувшегося в гаджеты. В клубах, где много молодежи, задачу редко формулируют как «патриотическое воспитание», разве только для чиновников. Однако я не знаю в движении нигилистов и русофобов, ни среди реконструкторов Руси, ни Европы, ни Наполеоновской армии, ни Вермахта. Для реконструкторов вообще характерны здоровые ценности, «впитанные» из прошлого: крепкие семьи, традиционные гендерные роли, культ товарищества.

дети на временах и эпохах

Энтузиазм реконструкторов заразителен — гости фестивалей уходят заинтересованными эпохой, а бывает, и сами начинают свой путь в реконструкции.
Вообще, уровень аудитории сильно вырос. 10 лет назад посетитель фестиваля часто не отличал викинга от индейца. Сейчас это редкость, с гостями часто завязываются интересные дискуссии. Этой весной в Крыму мы ходили в поход по горам в полной выкладке римских легионеров. И где-то на глухой тропе нам встретились туристы. Первый их вопрос был: «А вы легионеры эпохи республики или принципата
Просветительский успех исторических фестивалей во многом обязан тому, что гости вовлекаются в происходящее. Человек печет хлеб в глиняной печи, кует нож, лепит горшок на гончарном круге, стреляет из лука или пищали, катается на ладье, учится писать уставом, печатает гравюру, ходит строем. То есть получает комплекс впечатлений, погружается в эпоху и прихватывает на память артефакт, который сам и изготовил.

Переходим к другому аспекту — реконструкции сражений. Вспомним римлян, которые в амфитеатрах разыгрывали эпизоды Пунических войн. Как и сейчас, эти реконструкции служили и развлечению публики, и культивации национальной памяти. Для большинства народов военные подвиги и ключевые битвы являются системообразующими мифами. Это «мифы» в исходном значении — учителя и водители наций в мировой истории. В таком качестве их обычно поддерживает государство.

Photo by Robert London

Яркий пример культивации национального мифа через реконструкцию — битва при Гёттисберге в США. На поле боя находится военно-исторический парк, а сама битва ежегодно собирает до 10 тысяч участников, это крупнейшее событие в мировой реконструкции. Некоторые участники идут до поля боя пешим маршем по 150 миль. Вообще, реконструкция Гражданской войны, причем с сочувствием к обеим сторонам, — настоящий культ в Америке.

Ирландцы против англичан

Часто государство актуализирует подзабытые события, которые могут укрепить национальную идентичность. Например, в Австралии власти сочли, что гражданский культ АНЗАКов, участвовавших в Первой мировой, недостаточен. Рождение австралийской нации решили отодвинуть на сто лет — к малоизвестной Второй битве при Уксусном Холме, где ссыльные ирландцы отбили британскую армию. На этом холме поставили памятник и с 2004 года учредили ежегодную реконструкцию. Она собирает тысячи зрителей и привлекает внимание мировых СМИ.

бородинская битва

В России реконструировать сражения начали в 1906 г. Первый опыт был посвящен обороне Севастополя в Крымскую войну. Тема заинтересовала и большевиков: в 1920 г. реконструировали штурм Зимнего дворца, который случился три года ранее. Потом все затихло до начала 1970-х, когда фильм Бондарчука «Война и мир» вызвал интерес к эпохе Наполеона.
В 1987 году первые клубы СССР устроили поход по местам боевой славы Двенадцатого года. Это считается началом организованного движения реконструкции в России. Неудивительно, что фестиваль «Бородинская битва» — самое известное в России историческое мероприятие. Это старейший фестиваль, он воспроизводит одну из ключевых битв в русской истории, причем на реальном поле боя, что большая редкость. Есть фестивали, посвященные Куликовской битве, Ледовому побоищу, битве при Молодях, Брусиловскому прорыву и другим крупным военным событиям.
Далее я расскажу о нескольких проектах агентства «Ратоборцы». В этих проектах акцент на русской истории, они по-своему служат активизации исторической памяти.

Начну с серии «Времена и эпохи». Это крупнейший в мире реконструкторский фестиваль в мегаполисе. Серия началась в 2011 г, с тех пор каждый год фестиваль проходит в парке Коломенское. Ключевая идея — ежегодная смена исторической темы. Первый фестиваль был посвящен эпохе Древней Руси, его сделали малой командой всего за два месяца. При это он собрал 1000 участников со всей России и 50 000 зрителей — по тем временам неслыханно много. Отзывы были положительные, мы поняли, что нашли свою нишу.
В 2012 году фестиваль был посвящен 400-летию завершения Смутного Времени. Центральным событием стала реконструкция Московской Битвы 1612 года.
Третий фестиваль представил европейское Средневековье. Здесь же провели первый в России международный рыцарский турнир на цельных копьях — без бутафории, популярной на Западе. Этот турнир, кстати, вырос в отдельный фестиваль — «Турнир святого Георгия».
В 2014 году темой была Первая мировая война. Здесь скажу, что столкновение с родной историей не всегда комфортно. Была неожиданно бурная реакция на реконструкцию обороны Осовца. Зрители выходили с трибун восхищенными и заплаканными, при том что раньше про этот подвиг ничего не слышали. Была и волна негатива, мол, нельзя столь убедительно показывать душераздирающие события, которые были по историческим меркам недавно. Так или иначе, равнодушных не было. «Забытая война» всплыла в памяти москвичей и пробрала до костей. Не о таком ли трагическом катарсисе говорил Аристотель?
В прошлом году мы решили напомнить Третьему Риму о его духовном пращуре — Риме первом. Для этого меньше чем за год почти с нуля развили экзотическую для России тему античности. Древний Рим вызвал бешеный интерес — фестиваль посетило 300 000 человек.
В этом году «Времена и эпохи» снова были посвящены Древней Руси. Это был крупнейший фестиваль серии. Здесь же провели конференцию, где выступали ведущие российские археологи.

Если «Времена и эпохи» — это самый крупный фестиваль в России, то Крымский военно-исторический фестиваль — самый длительный. Он проходит с 2014 года на Федюхиных высотах близ Севастополя. Задача фестиваля — напомнить о славной истории полуострова, начиная с Боспорской войны I в н. э., заканчивая освобождением Севастополя в 1944 году.
Ключевые площадки фестиваля — древнеримская крепость, средневековая фактория, поле боя Великой Отечественной.
Самая атмосферная площадка — Крымская война. На Федюхиных высотах шли бои в 1855 году. Для фестиваля здесь выстроены позиции русской армии и интервентов. Это крепостные батареи с орудиями, казармы, пороховой погреб, осадные параллели. В этом году гостям показали штурм Малахова кургана.
Всего в этом году на фестивале было 11 площадок разных эпох и армий. Они работали 9 дней. В дальнейшем надеемся открыть на Федюхиных высотах исторический парк, работающий круглый год.

Следующий фестиваль — «Гумбинненское сражение». Он проходит в Калининградской области близ города Гусев (бывший Гумбиннен). Здесь произошла важная битва начала Первой мировой. Русские отбросили немцев, сорвав германский блицкриг во Франции.
В 2014 государство решило напомнить об этом подвиге — это, увы, наш редкий успех на Восточно-Прусском фронте, на фоне чудовищных провалов. Но провалы больше интересуют специалистов, и активизировать память о них никому не выгодно.
Итак, в Гусеве установили памятник, учредили «Бессмертный полк Первой мировой» и фестиваль. Он стал одним из крупнейших в России мероприятий про Великую войну, в нем участвуют и иностранцы. Гости знакомятся с бытом Русской и Германской армий. Центральное событие — условное сражение начала войны, это нельзя назвать реконструкцией именно Гумбинненской битвы 1914 года.

В завершение расскажу об одном эксперименте, который вызвал большой резонанс. Эксперимент назывался «Один в прошлом», он проходил в 2013–2014 годах. Сотрудник нашего агентства Павел Сапожников прожил с сентября по март на древнерусском хуторе. Все здания — реконструкция строений северной Руси 10 века. Павел пользовался только аутентичными инструментами, материалами, одеждой и продуктами. У него не было ни средств связи, ни современных лекарств. Павел начал проект с запасами зерна, курами и козами. Приходилось рыбачить историчными снастями, заниматься собирательством, бороться с лисами, которые душили кур. Самым тяжелым испытанием стало одиночество. Герой был полностью изолирован от внешнего мира, только раз в месяц к нему приезжали врачи и журналисты. Впечатления Павел записывал на видео в особом помещении вне хутора. За полгода собралась солидная видео-хроника, о проекте вышел документальный фильм.
Итак, один энтузиаст не то что активировал историческую память, а полностью погрузился в быт предков. Это вызвало большой резонанс, сюжеты в федеральных СМИ и десятки статей. За видео-блогом Павла следили сотни людей, в том числе иностранцев.

Появилось много желающих пережить подобный опыт. Через год стартует проект «Семеро в прошлом», он пройдет в парке живой истории под Клином. Этот парк мы задумали как огромный исторический музей под открытым небом. Он представит эволюцию древнерусского поселения. Хутор X века разрастётся в промысловое поселение, а оно станет торгово-ремесленным центром. Мы хотим сделать парк «Прошлое» очагом активизации исторической памяти, в перспективе вокруг него может сформироваться обширный историко-культурный кластер.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика