Завершился фестиваль «Гумбинненское сражение», посвящённый Первой мировой войне. В этом отчёте я изложу свои ощущения от процесса организации, от реконструкторов данной эпохи и от фестиваля в целом.

С сообществом реконструкторов начала XX века я знаком не понаслышке. На мероприятия по Великой Отечественной я периодически выезжаю в составе кавалерийского отделения РККА, а с темой Первой мировой познакомился, когда вёл «Времена и Эпохи» в 2014 году.

Этими двумя темами часто занимаются одни и те же люди. Направление ВОВ вообще одно из самых «людных» у нас, а вот с Первой мировой дела обстоят не так радужно: ёмкость тусовки — человек 300. При тотальной мобилизации, с привлечением товарищей из-за рубежа и гражданских реконструкторов, наберётся человек 400. В тоже время среди реконструкторов ПМВ большое значение имеют старые обиды и конфликты, нереализованные амбиции и прочий неконструктив, который мешает развитию.
По этой причине мероприятия по ПМВ не собирают и половины от имеющегося числа реконструкторов, потому что эти не дружат с теми, а те — с этими. Смотреть на это странно: общаешься с людьми по отдельности — все адекватные граждане. Пытаешься усадить всех за один стол — начинаются конфликты на уровне детского сада. Так и думаешь — может им надо друг другу морду набить, потом выпить да помириться?
Итак, сообщество расколото, есть несколько центров притяжения, взаимодействие между которыми наладить не получается.

Другой фактор: в этом сообществе сильна клубная тема. Для достоверной картинки на поле боя нужны «большие батальоны», как бы странно это не звучало по отношению к клубам с количеством строевых человек в 10. Поэтому многое зависит от руководителей клубов или межклубных объединений. Если такой руководитель аполитичен — хорошо, все члены клуба вольны участвовать в любых мероприятиях. А если такой руководитель играется в политику, начинаются запреты на посещение каких-то мероприятий, бойкотов и прочего, на что лично мне смотреть и смешно и страшно.

Есть известный принцип: «если ты не понимаешь, в чём дело — скорее всего, дело в деньгах». Я думаю, что для ряда граждан из ПМВ, реконструкция — это бизнес. И это хорошо, «Ратоборцы» тоже коммерческая организация. Только бизнес можно вести честно и умело, а можно — бездарно и обманывая окружающих. Именно о таком обмане и идёт речь, когда нереализованные коммерческие амбиции прикрываются словами об истории и реконструкции.
Мы столкнулись с этим на «Временах и эпохах — 2014». Своё мероприятие мы провели на отлично, но осадочек остался.

Традиционно «Ратоборцы» оставляют за собой административные функции в организации мероприятий. Содержательную же часть мы отдаём реконструкторам — людям, более полно разбирающимся в нюансах конкретных эпох. По такому принципу устроены наши проекты «Риттервег», «Времена и Эпохи», «Крымфест» и пр.

В этом году мы договорились о сотрудничестве с Николаем Бородуновым и Борисом Пантюхиным. С этими джентльменами нам не удалось поработать на «Временах и эпохах», но многие рекомендовали их как видных специалистов.
Задача мероприятия ставилась так: создать красивую и историчную картинку, чтобы всё было интересно для участников и зрителей.
Николай и Борис взяли на себя всю работу с участниками, включая приём и обработку заявок, организацию досуга на месте, сценарий боя. Их принципиальным условием было, чтобы мы в этот процесс не вмешивались.

«Ратоборцы» же взяли на себя расходники, пиротехнику, декорации, рекламу, взаимодействие с властями и с заказчиком мероприятия (в т. ч. РВИО), доставку участников. Сложным моментом была подготовка к визиту высоких должностных лиц. Местные чиновники нервничали, это передавалось всем.

Мы со своими задачами справлялись в срок. Дважды мы с Борисом выезжали на место, утвердили схему расположения объектов. Ратоборский техбат начал готовить декорации, мы заключили договоры с пиротехниками и поставщиками расходников, запустили рекламную кампанию, наладили взаимодействие с Балтийским флотом, решили вопрос питания, нашли лошадей.
Параллельно шёл приём заявок. К 1 августа Борис и Николай докладывали о 234 принятых заявках. Учитывая общую численность реконструкторов ПМВ, мероприятие обещало быть масштабным.

Доставлять участников должны были два борта МЧС — из Москвы и Петербурга соответственно. МЧС обеспечивало «Гумбинненское сражение» и «Крымфест» в прошлом и позапрошлом году, и, по договорённостям с РВИО, должно было обеспечивать и в этом. Мы привыкли, что частности, касающиеся вылета, решаются в последние дни перед мероприятием. Эта привычка сыграла с нами, и со мной лично, злую шутку. Мы заранее не проработали альтернативные варианты доставки. Но ведь ничто не предвещало беды! От РВИО был своевременно подан запрос, 8 августа в Калининград ушла фура с декорациями. А 10 августа, за 9 дней до мероприятия, мы узнали, что самолётов МЧС не будет.

Мероприятие оказалось под угрозой срыва. Как вариант мы рассматривали отказ от проведения фестиваля. И дело вот в чём.

Калининград — это анклав, попасть туда можно либо пересекая границу государств, либо по морю. Учитывая специфику наших грузов, вариант сухопутной доставки не рассматривался. Переправить гражданской авиацией пиротехнику и патроны нельзя ввиду дыры в законодательстве. Я лично звонил в оружейный отдел а/п «Домодедово»: вот боевые патроны — пожалуйста, везите, куда хотите. Лишь бы документы были. А холостые везти нельзя никак, ни с документами, ни с чем. Логически всё это понять невозможно.

Настал период бессонных ночей и нервных трудовых дней. Для начала нужно было найти самолёт. И мы его нашли, разумеется, не бесплатный. Итак, был чартерный рейс из военного аэродрома «Чкаловский», гражданские самолёты для отдельных участников и автобусы из Питера в Москву. Всё вместе на сумму без малого 5 миллионов рублей. Обо всём надо было договориться, состыковать и согласовать — в кратчайшие сроки. Команда совершила административный подвиг! Как оказалось, этого было недостаточно.

Когда участники узнали, что двух бортов не будет, начали отваливаться люди. Это понятно, особенно для питерцев. Есть разница — взять отгул на один день или на три, и ехать на перекладных. Мы благодарны тем, кто заранее предупредил нас, что поехать не сможет.
Однако было заметно, что часть граждан радуется нашим проблемам, либо просто капризничает. Мы никого не уговаривали, проблем хватало и без этого.
Позже мы узнали, что ряд питерских командиров, зная о том, что мы организуем автобусы, не удосужились сообщить об этом своим товарищам. Вместо этого они налгали, будто «Ратоборцы» специально «слили» питерский борт. В результате, многие желавшие поехать — пролетели, а участники фестиваля лишились массы удовольствия от многолюдной боёвки. Надеюсь, ознакомившись с реальным положением дел, люди выгонят таких «командиров» пинком под зад.
Итак, мы скорректировали списки. По ним вышло 144 участника на доставку, при том что на борту было 121 место. Уговорили военных взять на борт 122, нужно было отправить с самолётом ответственного от нас. Остальным мы купили билеты на обычные самолёты, взяв на себя доставку их вещей. Ребята из Белоруссии поехали на машине. Одна из польских групп написала, что не приедет — не успели с визами. Короче, счёт шёл по головам, ведь для войны нужны солдаты.

18 августа, накануне отлёта, был контрольный обзвон участников. О том, что не явится, сообщил ровно один человек — Игорь Филатов. Остальные подтвердили участие. На борт самолёта в Чкаловском должны были подняться 120 человек.
Утром 19 августа мой помощник докладывает, что на посадку явилось 83 человека… Куда делись остальные 37 — понять невозможно. Да и не хочется понимать мотивацию таких людей. В голове только цитата министра Лаврова: «Дебилы, блин!»©.
Такие «соратники» не только не знакомы с приличиями, но и не понимают, как они подставляют других участников фестиваля. Это удар по имиджу всех реконструкторов, на основе таких поступков формируется отношение ко всем.

Самые серьёзные потери понесла конница. Изначально всадников планировалось 30, потом 28, потом 9, а на мероприятие явилось 5. Замечу: лошади были оплачены авансом. Сердце моё разрывается между двумя крайностями: как всадник я всегда ратую за наличие конницы, это красиво и исторично. Но как организатор считаю: пусть конники, которые так подводят, впредь сами оплачивают своих лошадей и не ноют, если их не позовут на фестиваль.
Такова предыстория «Гумбинненского сражения — 2016».

Из-за численности мы внесли коррективы в сценарий. Кроме того, пришлось перенести часть уже смонтированных декораций по внезапному требованию главы гусевской администрации. Казалось бы, лавочку пора закрывать…
Но не тут-то было! Участники, которые доехали, сделали всё, чтобы праздник состоялся. На поле боя вышли 120 человек, что вдвое меньше, чем планировали. И ребята отработали на отлично, «за себя и за того парня». На сражении всё горело, гремело и взрывалось, строчили пулемёты, пехота штурмовала окопы и осаждала австрийскую мызу и хутор немцев. Сбылась мечта местных — на третий год взорвали-таки мельницу. Всё зрелищно и убедительно, зрители довольны. Огромное спасибо солдатам, надеюсь, вам тоже понравилось!
Благодарю конников, сумевших доехать до фестиваля, — вы отменно скакали и за себя, и за своих скорбных духом «коллег». Спасибо драгунам, что взяли меня в свои ряды!
Интерактивы работали отлично, благодарю всех причастных, особенно Александра Зубкина за интересную беседу о рациях.

Одним словом, большое спасибо всем реконструкторам за внешний вид, за сражение, за работу со зрителями. За то, что верны своему слову, умеете планировать время и не ведётесь на разводки и игру в «политику».

Если мне опять доведётся работать над этим проектом, я обещаю приложить все усилия, чтобы следующий фестиваль стал лучше и интереснее прошедшего.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика